ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Железногорский гамбит (часть 1)

Комментариев: 0
Просмотров: 18547

Ирина СЕРГИЕНКО

21.02.2013 00:00

Железногорский гамбит (часть 1)

В железногорском суде слушают многотомное и не имеющее аналогов уголовное дело. Этот процесс без преувеличения можно было бы причислить к самым громким судебным делам города. И вот почему. Ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Олега Селясина обвиняют в том, что он... никогда не был в Чернобыле, обманом получил свое удостоверение и несколько лет незаконно пользовался льготами. Это то, что называется официальной версией. Однако есть и другое мнение - инициированный против Селясина процесс не что иное, как спектакль, разыгранный по чьему-то сценарию.

 

Двадцать четыре рулона волокиты

Начало всех разоблачений уходит в 1999 год. Тогда со склада УПТК СПАО СХС пропало 18 из 24-х рулонов напольного покрытия, принадлежавшего ООО «Риомсо», учредителем которого и, по сути, руководителем был Олег Селясин. Согласно договору, товар собирались безвозмездно, в качестве благотворительной помощи, отдать в собственность другого железногорского 000 - «Ликвидатор-26». Но большая часть «подарка» исчезла бесследно. При этом виновных в хищении не нашли и не наказали. Потому что уголовное дело толком не расследовалось, а было «заволокичено», на что неоднократно указывал тогдашний прокурор города Сергей Сурин. Между тем имя того, кто позарился на чужое добро, следствию было известно. Некто Михаил 0., который также являлся сотрудником 000 «Риомсо». Причем рулоны покрытия мужчина выносил на глазах охранника склада, уверенного, что действует Михаил 0. по указанию своего руководства. Но, как показало время, кража коврового покрытия стала не последней. Практически одновременно выяснилось, что тот же 0. обналичил векселя Сбербанка, принадлежавшие «Риомсо» (полученные от одного из градообразующих предприятий Железногорска в счет оплаты некоторых услуг). Были даже установлены люди, через которых Михаил 0. превратил ценные бумаги в «живые» рубли. След этих денег не отыскали и по сей день. Сумма общего ущерба по тем временам впечатляла - около одного мил-лиона рублей. Оба факта были выделены в два разных уголовных дела, однако постановлениями следователя УВД они прекращались, затем решениями прокурора вновь отправлялись в работу. И так длилось пять лет! Олег Селясин писал жалобы в вышестоящие инстанции, обвинял правоохранительные структуры в бездействии, но без толку. Что же до Михаила О., то он, как вы понимаете, вышел из грязной воды мало того, что чистым, но еще и абсолютно сухим. При этом в ходе затянутого расследования двух уголовных дел в УВД не было исследовано большинство доказательств. Например, сам О. заявлял, что деньги после обналичивания векселей он якобы сдал в кассу 000 «Риомсо», но почему-то на руках у него не оказалось никаких подтверждающих это документов. Впрочем, не отыскали следов крупной суммы денег и в самой компании, где поступающие средства всегда оформлялись приходными ордерами. Между тем следователя почему-то не интересовал вопрос, а кому именно сдавал О. деньги и какие документы он получал взамен. Олег Селясин говорит, что уже тогда у него сложилось четкое убеждение в том, что О. кто-то прикрывал в силовом ведомстве. Сам же Михаил неоднократно хвалился своими связями в милиции. Этим и объясняется, как считает Олег Селясин, нежелание силовиков активно расследовать данные уголовные дела в отношении этого человека и привлекать его к ответственности. Причем в доказательство своих слов Селясин приводит чудовищные подробности.

 

История не одного похищения

Так, по словам Селясина, важные сведения по делу должен был сообщить генеральный директор фирмы «Риомсо» Владимир Андреев. Именно он являлся главным свидетелем, от которого и зависели перспективы расследования, а вместе с тем и судьба того самого Михаила 0. Однако странным образом Андреев неожиданно исчез в самый разгар разбирательства по хищениям. Его искали следователь, оперативники УВД, но найти не смогли. В результате основанием для отказа в возбуждении уголовного дела против Михаила 0. стало, в том числе, отсутствие показаний Андреева. Как следствие - уголовные дела приостанавливались и затем прекращались. Это устраивало всех, кроме, конечно, Олега Селясина. Он принял решение самостоятельно искать Андреева. К розыску подключил частного детектива. В начале июля 2004 года сыщик нашел свидетеля и привел в офис к Селясину. В то, что услышали адвокат и сам Олег Селясин от Андреева, нормальный законопослушный человек поверит с трудом. Но факты - вещь упрямая. Все показания Владимира Андреева были записаны на диктофон и зафиксированы в объяснении, данном региональной коллегии адвокатов «Защита», а также в поданных им на обидчиков заявлениях. Сейчас это единственное, что осталось, потому что сам Андреев уже умер. Как рассказал свидетель, он не мог приходить на допросы в УВД, поскольку его... против воли и без согласия вывозили из Железногорска и укрывали от следствия. Чем препятствовали допросу важного свидетеля. Первый раз это произошло в сентябре 2001 года. Андреев находился в своем гараже, когда к нему приехал Михаил 0. со своим знакомым. Он попросил Андреева помочь родителям выкопать картошку. Тот согласился. Но позднее понял, что это был всего лишь предлог. Михаил 0. привез Андреева в садовый дом, находившийся в деревне Есаулово. И оставил там... При этом у Владимира Андреева, по его словам, не было ни теплой одежды, ни документов, ни денег. Он был вынужден зимовать в холодной избушке. Там Андреев кормил собаку, которой родители Михаила привозили кости и отходы. Этой «едой» питался и Андреев. Когда пришла весна, Михаил 0. приехал к нему и предупредил, мол, Андреева разыскивают родственники, милиция, и он должен остаться здесь. «Он сказал мне: «Володя, живи как жил, никуда не показывайся, ни с кем не общайся, шторы на окнах не открывай, дверь открывай только на условный стук и мой голос». Затем дал мне свой мобильный телефон и предложил позвонить родственникам и сказать, что я жив, здоров, чтобы они не искали меня и не волновались», - это цитата из показаний Андреева. Как он признавался в своем объяснении, было удивительно, что он вообще выжил в таких нечеловеческих условиях. Но в то время несчастный свидетель и не предполагал, что настоящий ад у него еще впереди.

Когда Владимир Андреев сбежал из садового домика родителей О., он вернулся в Железно-горек. Но вскоре его снова вывезли из города. И еще при более странных обстоятельствах. Согласно письмам и пояснениям самого Андреева, официально данным адвокату Спирину, в первых числах декабря 2003 года Андреев пошел в сберкассу на площади Дзержинского получать пенсию. А дальше - как в горячем боевике: «Там меня задержали трое сотрудников милиции в форменной одежде и на милицейском автомобиле доставили в дежурную часть, а затем на второй этаж, где находится служба ОБЭП УВД», - вспоминал Владимир Андреев. По его показаниям, там же, в кабинете, у него взяли объяснения по поводу работы в качестве директора 000 «Риомсо». А потом сказали, чтобы он ждал, когда за ним приедут из Красноярска. Вскоре за Андреевым действительно пришли двое в гражданской одежде. Один из них, как сообщал Андреев, был сотрудник милиции краевого УБЭП некто Сергей В. Он посадил Андреева в автомобиль и увез в Красноярск не то на какую-то базу, не то на заброшенную автостоянку. Там железногорец прожил почти год - «без воды, туалета, нормальной пищи». Андреева формально устроили даже на работу в качестве слесаря-разнорабочего и за полгода выплатили 700 рублей. Однако ни приказа о приеме на работу, ни записей в трудовую книжку не делали.

Для придания видимости присутствия Андреева в Железногорске, его ежемесячно привозили в ЗАТО, чтобы тот лично получал пенсию. Сотрудник краевой милиции, как рассказывал Андреев, сам составил протокол его допроса (видимо, по поручению железногорского следователя), Андреев же его только подписал. Там же был указан вымышленный адрес проживания Андреева в Красноярске на проспекте Металлургов, где сам Андреев никогда не был. При этом свидетеля запугивали, что ему нельзя возвращаться в родные пенаты, поскольку его точно там «грохнут». Однако и на этот раз он сумел убежать из заточения и снова вернуться в Железногорск. В городе он встретился с Олегом Селясиным, который сообщил, что его ищет следователь. Тогда пропавший свидетель поведал миру обо всех своих злоключениях и даже успел подать заявления и жалобы по факту своего похищения в же-лезногорское ФСБ и прокуратуру, где просил «защитить его от сотрудника милиции» Сергея В. Но вскоре последний вновь вывез Андреева против его воли в Красноярск. По словам свидетеля, сотрудник краевого УБЭП привел его в свой кабинет, где Андреев «под диктовку был вынужден написать несколько заявлений в оправдание» милиционера.

«Перед этим Сергей В. мне сказал, что по моим заявлениям, которые я подал на него в ФСБ и прокуратуру, его могут посадить на нары», - говорится в объяснении Андреева. Он пожалел «похитителя» и все написал, как тот просил. Затем Андреева довезли до прокуратуры, где он отдал в канцелярию свое заявление. Копию же с пометкой о его приеме забрал Сергей В.

Если верить объяснению Андреева, конечным пунктом стала заброшенная автостоянка, где мужчину передали охранникам и строго-настрого наказали за ним следить. «Сергей В. сказал мне, чтобы я жил в сторожке на автостоянке и не ездил больше в Железногорск, что там мне делать нечего. Я ушел в сторожку, однако жить там не хотел - не было условий: воды, туалета, зимой было холодно, а когда я спал, то по мне бегали крысы, которые меня кусали», - рассказал под запись адвокату Спирину пострадавший Андреев.

Однако, улучив момент, когда охранники отвлеклись, мужчина опять смог освободиться и убежал. Домой он добрался на попутном транспорте. Насколько нам известно, реакции на заявления Андреева не последовало никакой. Дело зависло. Как и те два - по хищению напольного покрытия и векселей, которые тщетно пытался продвинуть Олег Селясин. Пожалуй, единственным утешением для просителей стал ответ прокурора Сергея Сурина на очередную жалобу от 21 мая 2004 года, где сообщалось, что на имя начальника следственного отдела внесено представление с требованием провести служебную проверку в отношении следователя, заволокитившего разбирательство по двум уголовным делам, и привлечении его к дисциплинарной ответственности за недобросовестное отношение к служебным обязанностям. Вот и все. Как говорится, обошлись малой кровью.

 

Чернобыльский след

Первый сигнал «обратной связи» Олег Селясин получил в 2004 году. В горУВД поступило заявление от его бывшей жены. Она утверждала, что ее экс-супруг якобы никогда не был в Чернобыле и незаконно владеет удостоверением и пользуется льготами. Однако тогда по сообщению провели проверку и в возбуждении уголовного дела отказали. Был сделан запрос в Росатом, откуда вернулась информация о том, что Олег Селясин занесен в специальную базу данных ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, сведения о его участии содержатся и в архивных документах ведомства. Но, видимо, то была всего лишь репетиция главного действия. Дело в том, что тогда ни заявительница, ни бывший компаньон Селясина Михаил О. не представили в УВД никаких документов, подтверждающих правдивость своих обвинений. Спустя всего лишь несколько лет, откуда ни возьмись, эти самые «доказательства» неожиданно появились. И тогда вопли «Держи мошенника!» зазвучали более убедительно.

Итак, в конце 2009 года председатель красноярского регионального отделения Общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» обратился в правоохранительные органы Железногорска и страны. Он сообщил, что некий житель закрытого города Михаил О. рассказал о фактах спекуляции на выдаче фиктивных удостоверений ликвидаторов чернобыльской аварии. И, скорее всего, речь идет о целой преступной группе чиновников, орудующей в стенах Минатома, констатировал представитель организации. Разоблачителями «порочной» системы тут же выступили железногорские милиционеры. Только вот огонь они открыли почему-то по единственной мишени - по Олегу Селясину. Причем, по странному стечению обстоятельств, произошло все именно в то самое время, когда в ЗАТО началась кампания по выборам депутатов горсовета. В ней участвовал как независимый кандидат и Олег Селясин.

Так вот, в своем официальном письме председатель «Опоры России» сообщал о том, что заявитель из Железногорска Михаил О. рассказал: Олег Селясин сам признался ему, что не является ликвидатором чернобыльской аварии, а удостоверение свое он купил у знакомого в Москве, работавшего тогда в Минатоме не на последней должности. Более того, Михаил О. утверждал, что Селясин предложил и ему приобрести за 400 долларов справки об участии в работах на ЧАЭС и удостоверение «ликвидатора». Он согласился и заплатил деньги. Взамен в 1997 году (!) Селясин якобы отдал Михаилу О. удостоверение чернобыльца и справки о полученных дозах радиации, одна из которых была подписана самим заместителем министра атомной промышленности А. Белосоховым. Но вот что странно, удостоверение О. не смог предъявить, поскольку... потерял его. А оригиналы справок исчезли из материалов дела. Выяснилось это позже, когда было заявлено ходатайство о предоставлении вещдока на ознакомление и проведении экспертизы подлинности документа. По факту пропажи важных доказательств даже проводилась служебная проверка. Да вот только с ее результатами, как вы понимаете, никого не ознакомили.

В конце концов, начали-таки раскачивать дело по обвинению уже Олега Селясина. В материалах имеется удивительная переписка оперативника ОБЭП УВД Сергея Трухина и первого заместителя прокурора Железногорска Шувалова, которая началась в 2009 году. Один в возбуждении уголовного дела отказывал за отсутствием оснований. Другой - возвращал отказное дело обратно на дополнительную перепроверку. И так продолжалось несколько месяцев. В результате 29 марта 2010 года в отношении Олега Селясина было возбуждено уголовное дело и «чернобыльца» обвинили в мошенничестве...

(Продолжение следует.)





Новости

В регионе В России В мире
  • Теперь мы ТОР

    16.02.2018

    Железногорск получил статус территории опережающего социально-экономического развития (ТОР).

  • Голосование завершилось

    16.02.2018

    В Железногорске завершилось голосование по выбору территории для благоустройства в 2018 году.

  • Вместо коньков – валенки

    Вместо коньков – валенки

    16.02.2018

    В Железногорске пройдёт очередной турнир по хоккею в валенках.

  • Наши среди сильнейших

    16.02.2018

    Железногорские педагоги поборются за победу во Всероссийском конкурсе специалистов дошкольного образования.

  • Тёплый привет весны

    Тёплый привет весны

    16.02.2018

    Зима не закончилась, а в теплицах КБУ уже расцвели тюльпаны и гиацинты. Цветы вырастили ко Дню всех влюблённых – 14 февраля.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы