НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 05.04.2018

    29 марта

    Минздрав отметил нетипичность развития гриппа в России в этом сезоне.

     

    «Атомфлот» заявляет о потребности в восьми новых атомных ледоколах и четырех газовых.

     

    Боевик из банды Басаева получил 7 лет колонии за нападение на военнослужащих в Дагестане.

     

    Женщина, «подарившая» новорождённого, арестована в Кабардино-Балкарии.

     

    Двух пенсионеров спасли пожарные из горящей квартиры в многоэтажке в Нальчике.

     

    Студенты УрГЭУ встретились с капитаном подлодки К-219, затонувшей 30 лет назад.

     

    Третий детёныш родился в семье белоруких гиббонов Ленинградского зоопарка.

  • 03.04.2018

    3 апреля

    Пять фигурантов уголовных дел о пожаре в «Зимней вишне» обжаловали свой арест.

     

    Число граждан-банкротов в России в I квартале 2018 года выросло в 1,5 раза.

     

    Пожар в пятиэтажке в Сочи ликвидирован.

     

    Врачам, достигшим пенсионного возраста, за дальнейшую работу на Сахалине будут доплачивать до 15 тыс. рублей.

     

    Глава Хакасии дал девять дней на восстановление дорог, размытых талыми водами.

     

    Жители Приамурья выбрали фирменное блюдо региона.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

На общественный суд. Чего добивается ГХК?

Комментариев: 0
Просмотров: 44607

КРОЭО «Природа Сибири»

07.03.2014 00:00

На общественный суд. Чего добивается ГХК?

25 февраля 2014 года Арбитражным судом Красноярского края был удовлетворён третий по счёту иск Горно-­химического комбината против «Сегодняшней Газеты». Судебная машина за несколько месяцев не спеша перемолотила все наши попытки защитить право жителей на получение объективной информации. Однако журналистам и общественным активистам, которые, так или иначе, были задействованы в этих судебных тяжбах, грех жаловаться. Благодаря судебному скандалу позиции «СГ» лишь укрепились. А о КРОЭО «Природа Сибири» узнали не только в разных уголках страны, но и за её пределами. Впору благодарить руководство комбината за такую услугу. Если бы не одно но…

 

В чем сила, брат?

Попытка Горно-­химического комбината поставить неугодную газету «в стойло» привела к тому, что самым циничным образом был растоптан научный авторитет красноярских учёных. В первую очередь, хорошего и честного человека, уровень компетенции которого признается международными научными центрами - Александра Яковлевича Болсуновского. Но главное зло даже не в этом. Дискредитация науки в глазах молодых учёных, которые внимательно следили за этими процессами - ­ вот зубы дракона, посеянные комбинатом. Каково же теперь этим учёным, после того, как на их глазах жизнь заслуженного человека, без остатка посвятившего себя науке, а также более десяти лет кропотливой работы коллектива специализированной лаборатории РАН, были перечёркнуты амбициями одного человека и решениями трёх «женщин в чёрных мантиях»? Это благодаря их «справедливым и гуманным» решениям создан прецедент, когда можно сойти с ума, сопоставляя взаимоисключающие официальные документы.

В судебном «междусобойчике с большими последствиями» в ближайшее время намечается затяжной перерыв. Пока готовятся апелляции, а решения по искам не вступили в законную силу, у нас есть время пройтись по материалам суда, чтобы оценить насколько стал фальшивым тот мир, в котором мы сегодня живём. Железногорск по привычке ещё продолжают называть «интеллектуальной сборной страны». Это город, в котором живёт много грамотных и умных людей. Именно поэтому мы решили предложить на суд наших читателей сокращённую компиляцию из доказательной базы нашей стороны. И пусть сами люди вынесут свой вердикт, на чьей стороне правда и в чём настоящая сила.

 

Чего добивается ГХК?

Горно-­химический комбинат 21 октября 2013 года обратился в Арбитражный суд Красноярского края с просьбой признать не соответствующим действительности и порочащим деловую репутацию утверждение, опубликованное «СГ-­26» в №37 (966) от 19.09.13 г. в статье «Александр Болсуновский: «Наши исследования портят инвестиционный климат края»:

- ­ «Горячие частицы» ­ это свидетельство аварий на реакторах Горно-­химического комбината с выносом реакторного топлива в реку Енисей».

В своем исковом заявлении истец просит обязать редакцию «СГ­-26» опровергнуть порочащую деловую репутацию ФГУП «ГХК» фразу, которая, видимо, больно зацепила за оголённый нерв «самого зелёного эколога в крае». Юристы комбината предоставили суду большое количество различных документов (какие­-то воспоминания, «кодекс этики работника ГХК», справку от соседей по зданию и пр.), которые, по их мнению, убедительным образом свидетельствуют о том, что за всю историю эксплуатации ГХК на его реакторах не случалось ни одного происшествия, классифицированного как авария. Разумеется, мы, ответчики, не спешили соглашаться с неожиданной «сменой курса» комбината в этом, казалось бы, давным-­давно решённом вопросе. Что из этого получилось, судите сами. Итак, сегодня мы рассматриваем дело № А33-­18921/2013.

 

Из отзыва Ф.В. Марьясова на исковое заявление истца

Институт биофизики СО РАН имеет лицензию Госатомнадзора на работу с радиоактивными веществами. В соответствии с инструкциями радиоактивной аварией считается ситуация, когда радиоактивные отходы или радиоактивный источник с активностью как радиоактивные отходы попадают за пределы предприятия.

В соответствии с нормативами содержание радионуклида Cs­-137 в твёрдом веществе равное и выше 10000 Бк/кг считается радиоактивным отходом. Таким образом, если за забором предприятия нашли твёрдый источник с содержанием цезия-­137 больше 10 000 Бк/кг и доказали, что это точно радиоактивность из предприятия, то это трактуется как радиоактивная авария на предприятии. Частицы, обнаруженные в Енисее, содержат Cs-137 с активностями от сотен тысяч до десятков миллионов Бк на частицу. Так самая активная обнаруженная частица содержала Cs­-137 с активностью 29 млн. Бк на частицу. В пересчёте на килограмм активность обнаруженных «горячих» частиц достигала 30-­100 млрд. Бк/кг, что в миллионы раз превышает норматив.

Исследования частиц и проб поймы Енисея выполнялись самыми квалифицированными специалистами России, в том числе под руководством всемирно известного в ГЕОХИ РАН (Москва) академика Б.Ф. Мясоедова. Академик Мясоедов является председателем Совета по радиохимии РАН и Росатома. Исследования ГЕОХИ РАН (Москва) и ИГМ СО РАН (Новосибирск) доказали, что частицы, обнаруженные в пойме Енисея, имеют реакторное происхождение. Связь частиц и реакторов ГХК - прямая. Кроме Енисея и Чернобыльской зоны радиоактивного загрязнения России, Украины и Белоруссии, реакторные частицы нигде больше обнаружены не были.

Радиоактивные частицы, произведённые на реакторах ГХК и попавшие в Енисей, являются радиоактивными отходами и должны храниться в безопасном и надёжном месте. В результате деятельности ГХК эти вещества оказались в окружающей среде и, как всякий радиоактивный отход, представляют опасность для всего живого. Опасные радиоактивные источники вне предприятия - это радиоактивная авария.

 

Из дополнения к отзыву Ф.В. Марьясова

О пагубном воздействии ФГУП «ГХК» на окружающую среду и население Красноярского края в обществе ведутся публичные дискуссии более двадцати лет. Об аварийных сбросах в русло Енисея опасных радионуклидов, в том числе осколков ядерного топлива («горячие» частицы) чернобыльского типа, неоднократно упоминается не только на сайтах различных организаций, в прессе, но и в рецензируемых научных изданиях Российской Академии Наук.

Об имевших место авариях на реакторах Горно-­химического комбината упоминается в книге «Скала», изданной в 2010 году за счёт средств Горно-­химического комбината к собственному 60­летию. Авторы книги -­ бывший заместитель главного инженера ФГУП «ГХК» Павел Морозов и руководитель отдела по связям с общественностью ФГУП «ГХК» Борис Рыженков. На стр. 112­113 содержится следующая информация: «Случались на реакторе и серьёзные аварии типа «тепловой козёл». Название «козёл» пришло из металлургии, где оно отражает эмоциональное состояние персонала после события. Такая авария происходит, когда по ряду причин прекращается подача воды в ТК. Из-за отсутствия теплосъёма за несколько секунд происходит сильный разогрев рабочих урановых блоков, расплавление алюминиевой оболочки и частично урановых сердечников. Причины подобных аварий в основном - ­ ошибочные действия персонала. Всего на реакторах произошло 7 аварий типа «тепловой козёл», все они происходили в первые годы эксплуатации. Каждая такая авария расследовалась специальной комиссией, разрабатывались и внедрялись мероприятия по недопущению подобных случаев в дальнейшем».

Об авариях на реакторах ГХК («тепловых козлах») также рассказывается в документальном фильме «Там, где рождается смерть». В этом фильме бывший депутат Законодательного Собрания Красноярского края и руководитель Красноярского Гражданского Центра ядерного нераспространения Владимир Михеев говорит о том, как «горячие» частицы попадали в Енисей.

Существуют источники, в которых сообщается о том, что помимо аварий на реакторах происходили аварии и на других производствах ФГУП «ГХК». Так, например, утверждается, что 21.09.1987 г. произошла серьёзная авария на радиохимическом заводе, приведшая к радиоактивному загрязнению дренажных каналов промышленных зданий. Информация об этом инциденте содержится в учебном курсе Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (Химический факультет, кафедра радиохимии) профессора, доктора химических наук И.Н.Бекмана (см. Курс лекций И.Н.Бекмана «ЯДЕРНАЯ ИНДУСТРИЯ», глава «АВАРИИ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ЯДЕРНОГО ТОПЛИВНОГО ЦИКЛА», МГУ, Москва, 2005г.). Также об этой аварии упоминается в справке Центра ядерной экологии и энергетической политики Международного Социально-­экологического союза (источник: http://energy.seu.ru/rus/krasnoyarsk.htm).

День в день с выходом в свет в «СГ-­26» интервью Болсуновского (19.09.2013 г.) в официальном печатном издании Сибирского отделения Российской Академии Наук газете «Наука в Сибири» вышла публикация, содержащая информацию точно такую же, которая, по мнению истца, порочит его деловую репутацию. Тем не менее, истец предпочёл выдвинуть иск не против Сибирского отделения РАН, не против профессора И.Н.Бекмана и МГУ, не против собственных сотрудников - ­ авторов соответствующих утверждений в книге «Скала» - ­ а против газеты, которая опубликовала информацию, открыто обсуждаемую в обществе более двух десятилетий, в том числе и на научных конференциях с участием представителей ФГУП «ГХК».

Таким образом, истец, требуя удовлетворения своего иска, демонстрирует не столько желание укрепить свою сомнительную деловую репутацию, сколько предотвратить среди жителей Красноярского края (в первую очередь железногорцев) распространение нежелательной для себя информации.

Доказательством того, что «горячие» частицы попали в реку Енисей в результате аварийных ситуаций на производствах ФГУП «ГХК» является тот факт, что нигде, кроме Енисея и зоны заражения Чернобыльской АЭС, «горячие» частицы больше обнаружены не были. На Сибирском химическом комбинате (г. Северск) действовало пять ядерных реакторов, в том числе прямоточные как на ФГУП «ГХК» (где работало всего три реактора). Однако до настоящего времени ни в реке Томь, ни в реке Обь (на которую в конечном итоге замыкалось 15 реакторов) никаких «горячих» частиц учёными не обнаружено. Таким образом, утверждение истца о том, что «горячие» частицы попадали в Енисей в ходе нормального течения технологического процесса - не соответствует действительности.

Продолжение следует.





Новости

В регионе В России В мире
  • Звёздная награда

    Звёздная награда

    18.04.2018

    Итоги конкурса «Человек и космос» подвели в Управлении образования Железногорска.

  • Защитить ветеранов

    18.04.2018

    Сотрудники полиции объяснили железногорским ветеранам, как уберечься от мошенников.

  • Памяти освобождения

    Памяти освобождения

    18.04.2018

    Международный день освобождения узников фашистских концлагерей отметили сегодня в Железногорске.

  • Железногорск безналичный

    Железногорск безналичный

    18.04.2018

    В Железногорске запустят проект «Безналичный город».

  • «Золотой» отчёт

    18.04.2018

    На сцене Дворца Культуры состоялся творческий отчётный концерт народного самодеятельного ансамбля русской песни «Золотые планки».

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы