НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Железногорское «поле чудес»

Комментариев: 0
Просмотров: 47225

КРОЭО «Природа Сибири»

21.04.2014 00:00

Железногорское «поле чудес»

Полейте хорошенечко, советуем мы вам,
И вырастут ветвистые деревья в темноте,
И вместо листьев денежки засеребрятся там,
И вместо листьев денежки зазолотятся где...
Не горы, не овраги и не лес,
Не океан без дна и берегов,
А поле, поле, поле, поле, поле чудес,
Поле чудес в стране дураков.

 

Рэкс­-пэкс-­фэкс… Судьба Железногорска сегодня активно обсуждается далеко за пределами города, края и даже страны. Про нас пишут статьи, о железногорских «буратинах» спорят на различных совещаниях, форумах и конференциях. Пока мы занимаемся повседневной суетой, боремся со смышлёными чиновниками и дорогами, оказывается, за нас давно уже всё решили. Наше будущее предопределили предприимчивые заокеанские «карабасы-барабасы», региональные «дуремары» и доморощенные «алисы» и «коты базилио». Наш город стремительно запахивают под поле чудес, где однажды должно произойти ядерное кластерное чудо: и вырастут… «ветвистые деревья в темноте».

Предлагаем ознакомиться с идеями и концепциями, витающими сегодня в воздухе. Как видятся наши проблемы со стороны в увязке с интересами мирового сообщества. Читаем, думаем, делаем выводы.

 

Дранг нах остен

Елена Комлева – научный сотрудник Технического университета Дортмунда, Германия. Опубликовала по ядерной тематике более трёх десятков статей. Довольно популярный автор. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть в сети Интернет, какие ресурсы размещают либо цитируют её работы. Статьи Елены Комлевой размещены сегодня в самых различных журналах, информационных бюллетенях ведущих вузов страны и отчётах администраций территориальных образований. Последние несколько лет в её статьях всё чаще и чаще фигурирует название нашего города. И это вполне логично, поскольку в соответствии с планами Росатома Железногорску отводится одна из ключевых ролей.

Видимо, по причине того, что Елена Комлева, будучи сотрудником зарубежного университета, не связана какими-­либо корпоративными интересами с Росатомом, её статьи отличаются определённой степенью свободы, подкупающей прямотой и резкостью суждений. Данный факт делает её в последние годы достаточно заметным автором среди тех, кто в своих публикациях затрагивает ядерную тему.

В публикациях Елены Комлевой отчётливо прослеживается два существенных момента. Во-­первых, бросается в глаза наступательный характер, смелость подачи материала, буквально на грани «научного хулиганства». Такое поведение бывшей нашей соотечественницы позволяет сделать предположение, что за этим сотрудником Технического университета Дортмунда стоит нечто большее, чем просто сам университет и его интересы. И это предположение значительным образом усиливает вторая особенность её публикаций: в них красной нитью проводится мысль о необходимости создания международного пункта захоронения ядерных отходов. И если в статьях трёхлетней давности речь шла о некоем выборе (выбор без права выбора), на чью же голову в России свалится эта «почётная» миссия (Печенга, Краснокаменск, Железногорск?), то самая последняя её публикация посвящена «попытке создания международного подземного могильника ядерных материалов вблизи Красноярска».

Предлагаем читателю небольшой конспект ключевых фраз и идей научного сотрудника Технического университета Дортмунда Елены Комлевой из её двух статей: «Юкка Маунтин, Краснокаменск и Печенга», «Геология, горное дело и ядерная энергия». И пусть вас не смущает критическая позиция немецкого учёного, ставящая под сомнение обоснованность выбора площадки под будущий могильник вблизи Железногорска. Комлева критикует многое, кроме одного - идеи создания международного ядерного могильника. Для зарубежных инвесторов не важно, где на территории России будет создан этот могильник. Важен сам факт его создания. Но это, как вы понимаете, имеет принципиальное значение для самих железногорцев. Итак, слово Елене Комлевой.

 

Ядерный погреб

США прекратили строить подземное национальное хранилище твёрдых (с долгоживущими и высокоактивными изотопами) материалов «Юкка Маунтин». Вступило в силу американо­российское Соглашение №123, открывающее странам возможность «обмена» ядерными материалами.

Директива ЕС по обращению с ядерными отходами обязывает страны­участницы к 2015 году разработать планы захоронения, ориентирует на подземную изоляцию и благосклонна к возможности экспорта отходов. Практически единодушно на международном уровне независимые эксперты при оценке рисков одним из критериев безопасности атомной отрасли называют количество мест хранения ядерных материалов чем меньше мест хранения, тем выше уровень безопасности (чем меньше мест хранения, тем большее количество РАО в них будет захоронено – авт.).

России выгоден подземный «ядерный кооператив» на её территории. Курс на международные хранилища формировался давно. Проблему применительно к России совместно исследуют академии наук РФ и США. Начата подготовка законодательной базы, в 2002 и 2005 годах в Москве под эгидой МАГАТЭ прошли международные конференции по этой теме. Много надо думать, создавая международный «ядерный погреб».

 

Ищут лохов

По аналогии с проектом «Юкка Маунтин» стоимость только обоснования и строительства могильника высокоактивных и долгоживущих отходов составит не менее ста миллиардов долларов. Такой объект, как и любой ядерный, будет формировать повышенное геополитическое внимание к региону размещения (согласитесь, 100 млрд. долларов слишком большая сумма, чтобы российские атомные бизнесмены сказали: «Нет» - авт.).

Человечество переходит от принципа национальных усилий по захоронению всего, что сейчас отнесено к отходам ядерной отрасли, к интернационализации этой деятельности. И постепенный переход к всеобъемлющей практике пока приурочен к России и Сибири. А. Глюксман ещё в начале века писал о совпадении интересов некоторых политических сил России и Запада по поводу международного ядерного могильника на российской территории и о финансировании «уже несколько лет» процесса сближения.

 

Кажется, нашли…

Применительно к захоронению отходов уже можно говорить о нарушениях правовых норм (как морально-­нравственных, так и научных критериев обоснования). Например: «Строительство подземной лаборатории возле Красноярского Горно-­химического комбината, несомненно, является началом сооружения пункта геологического захоронения радиоактивных отходов без получения лицензии на такое строительство, то есть является строительством несанкционированного могильника высокоактивных отходов. …При сооружении подземной лаборатории… образуется депрессионная воронка, естественный гидрогеологический режим будет нарушен, т.е. от лаборатории будет больше вреда, чем пользы» (Б. Серебряков).

Площадку, которая была выбрана первоначально для одного объекта (наземного завода РТ-­2 радиохимической переработки отработанного ядерного топлива по несбывшимся тогда планам расширения ГХК), целенаправленно «подогнали» под принципиально другой. Другой, прежде всего, по сроку существования (миллионы лет - могильник, десятки лет - завод). Понятно, что требования к площадкам и к обоснованию их надёжности разные для завода и могильника. Есть и другие признаки лукавого «протаскивания» нужного решения.

Единственный, которому сейчас можно безоговорочно верить, предположительный ответ Росатома применительно к Железногорску - здесь действует и будет всё же расширено радиохимическое и иное производство ГХК с целью «одним махом» покрыть все формируемые РФ такого рода потребности. И очень уж набор технологий ГХК подходит для курса на предоставление страной международных ядерных услуг расширенного спектра. Вот так. Главное - обеспечить решение не вполне очевидной задачи по развитию ГХК. Могильник - лишь необходимое дополнение для этого, а не самостоятельная сложнейшая проблема. Радиохимический завод для гражданских целей и другие относительно временные технологии «определяют сознание», а не потребность правильно, всесторонне и надёжно обосновать решение по вечной изоляции отходов.

 

Могильник «у забора»

Народ, не очень смыслящий в математике, но знающий жизнь, говорит примерно так: «Лучше один раз увидеть и пощупать, чем сто раз имитационно моделировать». Поэтому предлагаю новую последовательность работ по подземно­ядерной науке. Ведь у ГХК, как и вообще в Красноярском крае, многое уже есть. Надо перевести туннель под Енисеем (слух прошёл, что конкурс объявляли на предмет нового его использования) в ранг Подземной лаборатории №1. Подземная лаборатория №2 - выработки, где будут на месте эксплуатации захоронены промышленные реакторы. Обе лаборатории полностью отключить от систем жизнеобеспечения и наглухо замуровать - избавить от влияния цивилизации. Оставить наедине с реальными природными процессами. Лет через 20-­30 станет ясно: по нашим расчётным законам природа преобразовывает натурные модели могильников или по своим. А уж потом, если ещё не исчезнет желание и потребность, можно будет приступить к работам по подземной лаборатории непосредственно в пределах Нижнеканского массива, предварительно в должной степени разведанного.

Нынешняя администрация Росатома на примере программ строительства АЭС показала слабость планирования и реализации планов в интервале времени в десять лет. Но она, на примере могильника вблизи Красноярска, пытается убедить общество, что на миллионы лет вперёд умеет предвидеть ход событий и тратить бюджетные деньги. Специалисты США несколько десятков лет поэтапно выбирали по всей стране площадку для могильника, сравнивая разные геологические формации, пока не получили право начать горные работы на «Юкка Маунтин». Но, увы, итог и здесь печален. А Росатом быстро, в стиле нового «прорыва» и без альтернатив, нашел подходящий массив «у забора» ГХК.

 

 

АНЕКДОТЫ

 

ВСЕ ТАМ БУДЕМ

 

ПАСХАЛЬНАЯ НЕДЕЛЯ: СМЫСЛ КАЖДОГО ДНЯ

 

ГОРЯЧИЕ ЧАСТИЦЫ

 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ ФОТО ЮРИЯ ГАГАРИНА

 

РУССКИЙ ИВАН НА ПАРАЛИМПИАДЕ

 

ЛЕЧИМ НАСМОРК ДОМА. САМИ

 

ЧТО СКРЫВАЕТ ТУИМСКИЙ ПРОВАЛ?

 

80 ТЫСЯЧ НА БЕЗДОМНУЮ СОБАЧКУ

 

ТОНОМЕТР: КАК ПРАВИЛЬНО ВЫБРАТЬ?

 

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ: ВЕСНУШКИ И БОРЬБА С НИМИ

 





Новости

В регионе В России В мире
  • ВУЗ вернётся в ЗАТО?

    ВУЗ вернётся в ЗАТО?

    15.11.2018

    Филиал СибГУ им. академика М.Ф. Решетнёва может возобновить работу в Железногорске.

  • Праздник к нам приходит

    Праздник к нам приходит

    15.11.2018

    В Железногорске началась подготовка к новогодним праздникам.

  • Академия отметила десятилетие

    Академия отметила десятилетие

    15.11.2018

    Сибирская пожарно-спасательная академия ГПС МЧС России отметила 10 лет со дня основания.

  • Премия добра

    Премия добра

    15.11.2018

    Железногорец, основатель и руководитель мобильного хосписа Виктор Стародубцев принимает участие в конкурсе «Премия мира».

  • Привезли победу

    Привезли победу

    15.11.2018

    Школьники из Железногорска стали победителями на V краевом открытом робототехническом фестивале «IQ-Robot».

Подписаться на новости

АРХИВ