НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 19.07.2017

    19 июля

    Ветер и град повредили крыши домов и ЛЭП в нескольких районах Кабардино-Балкарии.

     

    Эксперты признали московскую скорую помощь самой быстрой в Европе.

     

    Тюменская область предлагает Венгрии сотрудничать в строительстве зернохаба, производстве автобусов и медицине.

     

    Двухлетняя девочка госпитализирована в Ульяновске после того, как два дня провела в квартире одна с мёртвой бабушкой.

     

    В Брянске зарегистрировали первых кандидатов в депутаты Госдумы, в том числе миллиардера Бориса Пайкина.

     

    В Пензе в июле родилось две тройни подряд.

     

    Продолжение мультфильма о котёнке с улицы Лизюкова покажут в конце августа.

  • 04.06.2017

    4 июня

    Литва построит забор на границе с Россией к концу года.

     

    Вице-губернатор Владимирской области стала фигурантом уголовного дела.

     

    Почти полтонны лосося изъяли у браконьеров на Камчатке.

     

    Женщина замерзла насмерть на остановке автобуса в Петербурге.

     

    Памятник героям четырех войн заложат в Андрониковом монастыре Москвы.

     

    «Матч ТВ» покажет товарищеские встречи сборной РФ по футболу против Венгрии и Чили.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Сами поверить не можем, но сегодня мы собрали в лесу урожай… маслят. Красивые, крупные грибы, пахнут по­настоящему, выглядят хорошо, короче ­ маслята, как маслята. Если не учитывать, что сейчас май. До сих пор в шоке и не решаемся их есть. Подскажите, почему грибы весной выросли?» Ирина Л.

  • Ответ:

    а самом деле, Ирина ­ не единственная, кто обнаружил грибы на этой неделе. В паблик «СГ­26» обратились сразу несколько подписчиков: отправляли фотографии с «добычей» и спрашивали, не является ли столь раннее появление грибов признаком грядущих природных катаклизмов. Чтобы разобраться в теме, мы обратились к педагогу железногорского детского эколого­биологического центра Ирине Александровой. ­ Ничего сверхъестественного в появлении маслят в мае нет, ­ говорит Ирина Михайловна. ­ По погодным условиям, у нас весна нынче необыкновенная ­ апрель был очень тёплым, а потом выпал снег. Это вполне могло стимулировать рост грибницы. Дело в том, что маслята ­ это плодовое тело. В нём созревают споры для размножения. И получается, погода обманывает природу и нарушает естественный ход вещей. Сначала температура повысилась, потом понизилась, дальше снова повысилась. Из­за этого грибница торопится дать потомство ­ вдруг снова похолодает. Вот и получается урожай в мае. Кстати, по словам Ирины Александровой, есть майские маслята вполне можно ­ это абсолютно полноценные грибы. Главное, чтобы они росли в экологически чистом месте. Короче, похоже, что в этом году нам повезло ­ можно угоститься лесным деликатесом на несколько месяцев раньше. Екатерина ГРИГОРЕНКО.

Михаил Калинин: «Мы хотим вывести «Спецстрой» на новый уровень»

Комментариев: 0
Просмотров: 9545

Екатерина ГРИГОРЕНКО.

14.04.2016 00:00

Михаил Калинин: «Мы хотим вывести  «Спецстрой» на новый уровень»

Они всегда на передовой: по первому требованию готовы лететь на другой конец страны и выполнять самую сложную работу ­ всё ради того, чтобы решать задачи, поставленные государством. Военные городки, космодромы, радиолокационные станции, жилые дома ­ кажется, для строителей железногорского ГУССТ №9 нет ничего невозможного. И это неудивительно, ведь столько сил, труда и опыта вложено в работу! А на днях железногорские строители отметили 65­летие «головного предприятия» ­ федерального агентства «Спецстрой» России. В преддверии этого события, начальник ФГУП «ГУССТ №9» Михаил Калинин согласился встретиться с нашим корреспондентом и рассказать обо всём: как живёт предприятие, какие перемены его ждут и что на самом деле происходит в коллективе.

- Михаил Михайлович, для начала хочу поздравить с 65­летием Спецстроя ­ возраст солидный, богатая история. Но праздник­праздником, а как выживает предприятие сегодня, в условиях кризиса и всеобщего безденежья?

- Денег сейчас не хватает ­ это точно. Тем не менее, Спецстрой уникален: в России у нас нет конкурентов такого же уровня. Выдающиеся технологии, оборудование, умения ­ Спецстрой сегодня сооружает все объекты специального назначения для министерства обороны, Роскосмоса и Росатома. Взять хотя бы космодром «Восточный»: мы там за 11 месяцев построили заправочно­нейтрализационную станцию. Снаружи ­ навесные фасады, специально рассчитанные для эксплуатации в условиях сейсмозоны Дальнего востока. Внутри ­ степень чистоты выше, чем в операционной ­ стоят мощнейшие системы вентиляции, которые нагнетают, вытягивают воздух: любые примеси, взвеси сразу ликвидируются. На этой станции заправляют ракеты, там же частично утилизируются высокотоксичные жидкости и газы. Для этого мы сделали каналы, жидкость по которым стекает под наклоном в три градуса ­ это очень тонкая, буквально ювелирная работа, зато она полностью соответствует высшим требованиям экологии и безопасности.

Кроме того, недавно мы сдали радиолокационную станцию под Иркутском. Когда работа была окончена, министр обороны Сергей Шойгу привёз туда всех своих заместителей. Это редкий случай ­ не на каждом заседании в Москве собираются полным составом, а чтобы увидеть объект, приехали все. Эта РЛС обладает настолько уникальными характеристиками, что может на огромном пространстве (чуть ли не на трети земного шара) фиксировать все движущиеся в воздухе объекты, размером даже со спичечный коробок. Аналогов в мире не существует!

Ещё один пример: в этом году мы сдавали в Новосибирске объект ­ нечто вроде «гаража», предназначенного для ракетных войск стратегического назначения. Высочайшая степень отделки, чистота изумительная, материалы ­ лучшего европейского качества, при этом российского производства. Так заместитель министра обороны решил совещание по поводу открытия перенести внутрь здания, так ему понравилось. И не только ему, я сам слышал, как гости ­ командующие ­ говорят: «Кто бы мог подумать, что гараж может быть таким?». Спецстрой тем и характерен: мы не выпячиваем себя, свои заслуги, но очень часто получаем благодарности от руководителей разных уровней. Так что работа идёт и перспективы есть, несмотря на кризис.

- Вы около года назад переехали из Москвы в Железногорск. Была столица, теперь ­маленький город, особая специфика… Тяжело привыкать?

- Везде есть своя специфика. Здесь очень много хорошего ­ тихая, спокойная, размеренная жизнь. Наверное, людям очень приятно знать, что до работы идти пешком пять­десять минут, за ребёнком в садик тоже. Быт строится на определённом пятачке, это накладывает свой отпечаток, отголосок хорошего такого социализма, когда люди держались друг за друга, пытались строить вместе не только семейные, но и деловые отношения. Одним словом, мне здесь нравится.

- Нравится? И это при том, что вас здесь ругают и обвиняют чуть ли не во всех смертных? Вон, те же депутаты инициируют какие­то разбирательства, чем вы им так успели насолить?

- Да я этих людей вообще ни разу не видел, о претензиях узнал только из публикаций. Естественно, никто из них со мной не говорил, и мне кажется, это не совсем правильно. Я выходил на них с просьбой пообщаться ­ не ради скандала, чтобы обсудить ситуацию, объяснить всё людям. Но на данный момент встречаться со мной никто так и не захотел. Отсюда можно сделать вывод, что все эти публикации были просто популистскими выступлениями ­ не для того, чтобы помочь людям, а ради каких­то личных целей.

- Тем не менее, есть информация, что с июля на предприятии снизилась зарплата…

- Это неправда. Заработная плата у нас состоит из постоянной части, которая в соответствии с коллективным договором меняться не может, мы ничего и не снижали. Другой вопрос ­ ряд надбавок, которые выплачиваются из чистой прибыли и за особые достижения. Проще говоря, если предприятие работает «в плюс», мы можем надбавки давать, а если «в минус» ­ не можем, за этим сейчас очень жёстко следит прокуратура. За прошедший год мы показали убытки. Относительно небольшие для такой крупной организации ­ 270 миллионов рублей, но всё же... Так с чего давать надбавки?

- Подождите, как же получилось, что предприятие ушло «в минус»?

- Эти убытки складываются от вспомогательных подразделений ­ УПТК, УМиАТ, УПП и ЖЭУ. Основной наш бизнес ­ строительство, в нём задействованы порядка 95 процентов сотрудников. Однако 80 процентов всех убытков, принесли предприятию не они, а оставшиеся пять процентов ­ так называемые сопутствующие организации.

Например, у нас есть огромный карьер, где мы добываем и перерабатываем инертные материалы, есть производство железобетонных конструкций, бетона. Казалось бы, всё это должно приносить доход, а получается наоборот. Проанализировав ситуацию, мы обнаружили две проблемы. Во­первых, себестоимость слишком завышена ­ чтобы реализовать продукцию, мы должны проехать путь больший, нежели наши конкуренты из Красноярска, да еще и не нарушить правила, согласно которым существует ограничение нагрузки на ось автомобиля. А во­вторых (и это главное), оказалось, что у нас бригада из 10 строителей кормит четырёх (!) управленцев. В мировой практике такого нет, на 10 рабочих приходится максимум один ИТР­овец. Соотношение неправильное, его необходимо менять.

- То есть разговоры о сокращениях ­ не слухи?

- Нет. Мы не режем ИТР, стараемся сделать всё максимально гармонично. Конечно, мы вводим автоматизацию, которая позволяет уменьшить количество людей, работающих в юридической, кадровой, экономической, финансовой службах, и по сути дублирующих друг друга. Однако мы никого не сокращаем, а предлагаем перейти в подразделения, занятые в основном бизнесе, переобучиться. Если люди не согласны ­ им предоставляются аналогичные вакансии на муниципальных предприятиях ­ мы договорились об этом с главой города Вадимом Викторовичем Медведевым.

Параллельно, чтобы выйти на рынок Красноярска, часть ИТР переводим на нашу площадку, расположенную в посёлке Берёзовка, по адресу: Солнечная, д 33/1. Там двухэтажное административное здание, где мы сейчас делаем очень качественный ремонт: завели современную систему канализации, отопления, вентиляции. Помещения будут отвечать всем требованиям экологии, эпидемиологии и эстетики ­ благо, опыт у нас есть.

- Берёзовка? Неудивительно, что люди возмущаются, это же не в городе, добираться замучаешься!

- Да, безусловно, чтобы туда доехать, нужен транспорт. Но специально для своих работников мы будем выделять автобусы, чтобы возить людей бесплатно. А потом, дорога до посёлка в одну сторону занимает 40 минут. Если воспользоваться аналогией с жизнью красноярцев, которые, отправляясь на работу из одного района в другой, добираются больше часа, можно понять, что это не такая уж и большая проблема.

- Кстати, многие железногорцы тоже работают в Красноярске, каждое утро ездят туда на автобусе или личном транспорте, а тут бесплатный подвоз ­ совсем неплохо. А сколько сотрудников планируете туда перевести?

- Сначала 59 человек ­ это максимальное количество для комфортной работы в здании. Расписали, кто где будет сидеть ­ в первую очередь, это те службы, что будут выходить на рынок в крае. Финансисты, например, должны находиться рядом с банками, а обслуживаемся мы сейчас в Красноярске. Или кадровая служба, которая формирует рабочий резерв по всему региону ­ сейчас для того, чтобы провести собеседование и завезти человека в Железногорск, надо ждать достаточно долгое время, а там проблем не будет. По всем показателям, в Берёзовке выгоднее работать. Да и вообще, вся эта шумиха вокруг переезда ­ искусственно созданная проблема. Миграция нашей рабочей силы и ИТР происходит постоянно, это часть деятельности Спецстроя. Вот сейчас мы, к примеру, возвращаем людей с космодрома «Восточный», 250 человек целый год работали вдали от дома! Так что переезд из Железногорска в Берёзовку ­ это вообще не повод для разговора. Ну а для тех, кто не готов менять место, есть вакансии на муниципальных предприятиях

- Нескромный вопрос можно? А сколько у вас получают работники ИТР?

- В среднем 36­37 тысяч рублей.

- Смеётесь? И кто же после такой зарплаты согласится работать за муниципальные крохи?

- Знаете, если люди хотят зарабатывать, они должны понимать, что для этого надо трудиться. У нас все, кто хочет работать, уже пакуют чемоданы и готовы ехать в Берёзовку. Полагаю, просто есть определённые лица, заинтересованные в расшатывании ситуации изнутри.

- Хотите сказать, кто­то специально вредит предприятию? Вот с этого места можно поподробнее?

- Год назад, когда я пришёл в ГУССТ №9, мы начали инвентаризацию денежных средств и материальных ресурсов. И спустя несколько месяцев обнаружили, что есть недосдача порядка полумиллиарда рублей ­ люди взяли себе под отчёт деньги, материалы, и не вернули. А ведь это государственная собственность! Соответственно, сейчас мы начинаем взыскивать утраченное, передаём материалы в правоохранительные органы. Это раньше здесь вольготно жилось, мы же считаем каждую копейку и не можем позволить, чтобы полмиллиарда рублей «повисло». Да и правоохранительные органы нам этого не дадут.

- А почему активисты «сопротивления» постоянно склоняют фамилию вашего зама Буланцевой? Она­де и зарплату не даёт, и коллективный договор нарушает, да ещё и под следствием находится... Что ж вы такого человека рядом с собой держите?

- Наталью Петровну Буланцеву мы нашли через общероссийскую базу резюме «Хэдхантер» ­ то есть, даже не по рекомендации. Искали директора по экономике и финансам с опытом в строительстве. Требовалось, чтобы человек обладал компетенциями бюджетирования, понимал, как работать с кредитами, имел опыт работы в госструктурах, знал, как себя вести с органами правопорядка, которые нас всё время курируют. Нашли несколько кандидатур. Кое­кто из них сразу отказался, другие дали согласие, но, посмотрев предприятие, решили, что не потянут. А Наталья Петровна взялась ­ сначала работала заместителем по экономике и финансам, потом её перевели на должность руководителя проектов, ими и занимается. То есть говорить, что «пришла Буланцева ­ перестали платить зарплату», могут лишь некомпетентные люди. Да и вообще, за всё время, что мы здесь работаем, заработная плата была задержана только единожды, на один день в сентябре ­ это был чисто технический вопрос. Мы не стали в суд подавать, тем не менее, информация, что с июля по октябрь были задержки ­ не соответствовала действительности.

- Почему же тогда именно на Буланцеву идут нападки?

- Могу только предполагать. Она достаточно жёсткий, принципиальный человек, не идёт на компромиссы. Кроме того, по инициативе Натальи Петровны мы внедрили систему автоматизации, которая дала возможность уйти от «экселевских» табличек. В результате оказалось, что у нас было очень много приписок. То есть многие службы завышали объёмы сделанного ­ не выполняли работу, но отмечали как выполненную, понимая, что потом всё спишется. Благодаря автоматизации, затеянной Натальей Петровной, эти процессы были выявлены.

- То есть, грубо говоря, Буланцева просто перекрыла «левые» денежные потоки?

- Да. Человек способствует тому, чтобы государственные деньги не тратились, делает благое дело. Видимо, кому­то этим на «больную» мозоль наступила, вот и организовалась группа лиц, которая начала целенаправленную травлю.

- А как же информация о статусе «подследственной»?

- Знаете, по законам нашего государства претензии человеку можно предъявить только после суда. Ко многим руководителям рано или поздно у правоохранительных органов возникают вопросы. Но пока не было решения суда ­ человек невиновен. У нас никакого решения суда нет. Поэтому все разговоры беспочвенны.

- Хорошо. С управленцами ГУССТ №9 всё понятно. Но ведь есть ещё и рабочие. Их сокращали, увольняли, переводили куда­нибудь?

- Рабочих оптимизация затронула в меньшей степени. Но во вспомогательных организациях, о которых я говорил, оказались сотрудники, чьи профессии из­за появления новых технологий уже не пользуются спросом. Часть рабочих мы переучили ­ они ушли в СМУ­911. Тем, кто не захотел менять специальность, предложили вакансии в муниципальных организациях. Таких, кто ушёл, крайне мало. Мы стараемся беречь наших сотрудников.

- А у нас в официальном паблике «СГ­26» ваши рабочие написали, что сидят в Новосибирске без суточных.

- Все суточные выплачиваются ­ возможно, не предоплатой, а по факту. Я так же езжу в командировку, трачу свои деньги, потом мне их возвращают ­ это нормальная практика. Дело в том, что мы работаем сейчас по 159­му Федеральному закону, он вступил в силу с 2015 года. Там говорится, что все денежные средства, которые заказчик передает на строительство объекта, должны проходить в одном банке. Деньги перечисляются всем подрядчикам только в рамках одного контракта, и ни копейки не может уйти на сторону. Это даёт нам как преимущество ­ прозрачность, так и сложности: если раньше задолженности одного объекта мы могли перекрыть с другого, теперь это исключено. Командировочные в Новосибирске положено платить только из денег, которые заказчик перечислил мне в рамках контракта. И при отсутствии лимитов мы вынуждены искать сторонние источники финансирования. Вот и получается, что командировочные выплачиваются не чётко день в день. Однако в результате все получают свои деньги полностью.

- Если вы всё делаете правильно и по закону, что за глобальные проверки у вас сейчас идут: говорят, документы вывозят, компьютеры…

- Спецстрой ­ государственная организация и, в соответствии с постановлением Правительства, подвергается надзору прокуратуры, ФСБ, Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Все они проводят у нас ежегодные проверки. Вы, наверное говорите о последней? Это плановая инспекция, ею занимается Отдел по противодействию коррупции. Они запросили все договора, чтобы изучить, нет ли коррупционной составляющей, взяли компьютеры, где есть базы данных, часть уже вернули. На сегодняшний день вопросов никаких не возникло.

- То есть получается, подняли шум вокруг рядового события? Что же вы тогда не подадите в суд на те же СМИ или депутатов?

- Знаете, у нас сейчас много юристов, но даже это количество не справляется с тем валом информации, что идёт от правоохранительных и надзорных органов, требуется писать множество ответов, которые фактически дублируют друг друга. Это не стандартная ситуация плановой инспекции ­ проверки идут по многочисленным жалобам граждан, которые, похоже, написаны одними и теми же людьми. Что интересно, прокуратура отметила, что во время опроса граждан, чьи подписи стоят под этими жалобами, те даже не могли озвучить, какие претензии у них были. А больше половины вообще оказались неприятно удивлены, что им приписывают какое­то письмо. Но подлинные жалобы или нет ­ в любом случае, нашим юристам приходится на них отвечать, в результате, они должны жертвовать своей непосредственной работой. А если мы ещё и судиться начнём с каждым, кто скажет негативно о «Спецстрое» ­ окончательно погрязнем в этих разборках.

- Зачем с каждым­то? Одного на миллион засудить, и все сразу замолчат.

- Это не так­то просто. Те же депутаты ­ люди осторожные, напрямую ничего не говорят, а за повествование от третьего лица человеку нереально что­то предъявить. Да мы и не сторонники наказаний, сейчас время не мстить, а консолидироваться и созидать.

- И как же вы планируете выходить из сложившейся ситуации?

- Хотим довести до людей нашу стратегию. С этой недели на предприятии начинается форсайт­сессия. Благодаря инициативе наших работников, в Железногорск приедут специалисты по бизнесу, объединению людей, политологи, которые будут изучать сложившиеся обстоятельства. Они с каждым поговорят, выслушают предложения и попробуют помочь людям разобраться, чего хочет от них организация, увидеть в ней своё место, понять что их уважают и всегда готовы выслушать. Всё это делается для того, чтобы не только снять существующее напряжение, но и направить негативную энергию в позитивное русло. Все должны понимать, что никто не временщик ­ ни наша команда, ни я, у нас общая цель ­ вывести Спецстрой на новый уровень. И мы не собираемся дистанцироваться от работников, наоборот, хотим стать большой командой.

- А чего ждать от предприятия железногорцам? Какие перспективы у города с точки зрения строительства?

- Сейчас мы возводим на АО «ИСС» три грандиозных объекта ­ огромные монтажные комплексы для спутниковых систем, они не имеют аналогов в мире. Первый объект должны сдать в текущем году, были задержки, но это рабочие моменты, сейчас мы идём в русле контракта. Кроме того, планируем начать в Железногорске строительство промышленного типа ­ пока, правда, не буду говорить, о чём речь. Опять же, подумываем заняться жильём, однако философия «Спецстроя» такова ­ нужно заниматься тем, что мы можем делать лучше других. Так что в первую очередь всё же интересует специальное строительство ­ объекты, которые кроме нас не может возводить никто. Разумеется, чтобы реализовать все поставленные задачи, потребуется немало сил. Поэтому я желаю нашим сотрудникам побольше энергии, здоровья, веры в себя и никогда не опускать руки. Мы в любом случае придём к цели: станем сильнее, выйдем на новые рынки и будем успешно решать задачи, которые ставит государство.





Новости

В регионе В России В мире
  • Хрустальное колесо – наше

    12.10.2017

    Железногорский парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова победил в номинации «Лучший открытый парк развлечений с количеством посетителей от 100 тысяч до 250 тысяч человек в год» XV-го смотра-конкурса «Хрустальное колесо».

  • За тонировку – ответишь

    12.10.2017

    За нарушение правил тонировки, сотрудники ГИБДД Железногорска с начала этого года привлекли к административной ответственности более 250 водителей.

  • Педагоги отфестивалили

    Педагоги отфестивалили

    12.10.2017

    В Железногорске прошёл первый городской фестиваль «Осень в кроссовках». В состязаниях по командному фитнесу среди работников образовательных учреждений приняли участие около 160 человек из 12 детских садов и 8 школ.

  • Что будем благоустраивать?

    05.10.2017

    В Железногорске стартовал очередной этап приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды».

  • Комендантский час по-­новому

    Комендантский час по-­новому

    05.10.2017

    С 1 октября в Железногорске изменяется время действия комендантского часа.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы