НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Анатолий Коваль:«Горэлектросеть приносит пользу городу, и мы не зря едим свой хлеб»

Комментариев: 0
Просмотров: 11457

Инна АКИМОВА.

19.05.2016 00:00

Анатолий Коваль:«Горэлектросеть приносит пользу городу, и мы не зря едим свой хлеб»

Это предприятие в последние пять лет больше всех на слуху у жителей Железногорска. Таких громких скандалов, связанных с его реорганизацией, не было в ЗАТО давно. Слишком успешным оно было в прошлом и слишком лакомым куском стало для власть имущих. И несмотря на все попытки «прибрать его к рукам», МП «Горэлектросеть» не дало себя сломить и отстояло своё право на самостоятельное существование. Как сегодня живёт некогда процветающее предприятие – узнаем у его нынешнего директора Анатолия КОВАЛЯ.

В Багдаде всё спокойно

Анатолий Николаевич, вы в должности директора Горэлектросети уже три года. И как, всё спокойно?

– Да по­разному. Спокойной такую работу не назовёшь – всегда приходится какие­то вопросы решать. Проблемы – не проблемы, так, сложности: проверки какие­то, новые дела, реализация проектов.

А в политическом плане нет того, что было пять лет назад, не дёргают вас?

– Ну напряжённость какая­то присутствует, но не с властями, а внутри коллектива. После того, как половина людей ушли в КРЭК (КрасЭКо), произошёл эдакий раздел. Теперь у нас две профсоюзные организации, и в нашем осталась часть людей из КрасЭКо. А вообще надоела политика, хочется просто работать.

Последние три года, я так понимаю, вы только работаете, вас никто не грозится закрыть, имущество отобрать и так далее?

– Какие­то разговоры ведутся, но всё на уровне слухов. Прямых действий нет, поэтому мы работаем спокойно.

А работа есть? Вам же практически ничего не оставили – только обслуживание уличных фонарей.

– Ну почему же, работа есть. У нас договор аренды сетевого комплекса. Недавно была напечатана статья в краевой газете, что мы выставили очень большую арендную плату… Ну, а как хочет наш арендатор?

Большая – это 63 миллиона?

– Ну да. В эту цифру входит всё: аренда техники – это транспорт, движимое имущество, какие­то приборы, частично оргтехника у них своя есть, частично мы им в аренду предоставляем, помещения. В стоимость аренды помещения входит электроэнергия, тепло, уборка, ремонты, охрана, телефонная связь – всё, вплоть до замены лампочек. Нам приходится нести затраты, которые входят в арендную стоимость. Была проверка Госпожнадзора, и все вопросы были не к арендатору, а к нам. Пришлось сделать проекты и смонтировать противопожарную сигнализацию во всех зданиях. Это были для нас очень большие деньги – несколько миллионов. И постоянно какие­то вопросы всплывают. У нашего предприятия нет какой­то сверхприбыли, нет и больших затрат на непонятные корпоративы, мы просто ведём хозяйственную деятельность. Частью арендной платы являются амортизационные отчисления, это порядка двадцати миллионов. Их мы обязаны тратить на обновление основных средств, на приобретение новых, на строительство, реконструкцию, и мы это делаем. Своими силами. Например, было заменено оборудование, входящее в электросетевой комплекс. Подчеркну: то оборудование, которое обслуживает красноярское КрасЭКо, мы меняли за свой счёт. Приобрели передвижную электротехническую лабораторию (она у нас совсем старая была) для испытания кабельных линий, отыскания повреждений – техника, которая просто необходима, когда обращается ИСС, Спецстрой (у ГХК своя электротехническая лаборатория есть), да и весь город, в случае повреждения какого­то оборудования. Сейчас, думаю, всё больше и больше будет работы, такая техника необходима, и мы её обновили. Мини­экскаватор приобрели, успели ещё до повышения курса доллара.

 

Уличное освещение

И всё­таки основная ваша деятельность – это уличное освещение. Сильно вы перетруждаетесь?

– Это достаточно большой объём работы. Мы ни дня не сидим без дела. Мало того, что есть работы, которые выполняем сейчас, мы знаем, что будем делать завтра. Есть план работ, составленный согласно правилам эксплуатации. Это не так, что пока светильник горит, сидим и ждём, пока он потухнет. Мы должны производить текущий ремонт, техническое обслуживание. А после ДТП и актов вандализма сколько приходится восстанавливать! Да и город не молодеет, кабельных линий «полетело» за зиму большое количество, сейчас запитали повреждённое оборудование по временным схемам, чтобы уличное освещение работало. Сбили опору – надо убрать её, или повредили кабель (копают сплошь и рядом) – эта работа никогда не заканчивается. На площади Королёва сделали декоративную подсветку – в брусчатку вмонтированы светильники, второй год подряд весной обнаруживается, что они все разбиты. Снег растаял – уже всё видно, комиссия посмотрела, сказала заменить. А их около шестнадцати, и они недешёвые, светодиодные. Несколько дней мы работали там. На площади Победы мы сделали праздничную иллюминацию, установили торшеры и декоративные светильники, стелу осветили (её ночью теперь видно, раньше просто тёмное пятно было), на флагштоке светильники разноцветные вмонтировали. И за всей этой новой иллюминацией приходится постоянно следить. Городской ДК теперь разными цветами переливается, в социальных сетях, я видел, даже кто­то выложил фотографии – это всё наша работа. Объёмы, кстати, того же наружного освещения у нас постоянно увеличиваются. В прошлом году наше предприятие ввело в эксплуатацию больше двух километров освещения в посёлке Новый путь, и за этим тоже теперь надо следить. И всё это сделано за счёт амортизационных средств.

Жаловались всю зиму читатели нашего паблика, что темно им по вечерам в городе – в парке, возле «Аллеи» («Сибирского городка») – это так и должно быть?

– Мы за освещение в парке не отвечаем, он не входит в сферу нашего обслуживания. Это они сами экономят. У всех лимиты. «Сибирский городок» тоже не наш, это их территория. Но эти, думаю, не экономят, здесь дело в другом: построено на болоте – видели, как там «гуляют» торшеры и опоры? Там, скорее всего, кабельные линии повредились. Светофор возле «Аллеи» нам передали на обслуживание, как бесхозяйный. Сейчас сбои бывают, но, по крайней мере, он работает.

 

Кадры

и оптимизация

После разделения коллектива, когда часть сотрудников ушла в филиал КРЭК, сколько осталось с вами и каков состав?

– Было двести тридцать, осталось девяносто. Очень много пенсионеров. Я как­то анализировал состав предприятия – порядка пятидесяти процентов либо на пенсии, либо вот­вот выйдут. Причём это такие люди, которых я не знаю, кем можно будет заменить. Основная профессия у нас – это электромонтёры. Три года назад в городе проводили курсы по подготовке на эту специальность, нас попросили на практику учеников взять, чтобы показать им специфику работы. Мы взяли, одного даже оставили у себя. Это уже достаточно взрослый человек, состоявшийся в своей профессии, он просто решил стать электромонтёром и пройти переподготовку. Если нам нужны кадры, мы не делаем заявку в училища, просто даём объявление. Но сейчас сокращения везде. Хотя электромонтёр – всегда востребованная профессия.

Вы сейчас, в период кризиса, в чём себя урезали?

– У нас оптимизация – нескончаемый процесс, но он должен быть таким, чтобы не повлиять на работу предприятия. Просто ради эксперимента разогнать людей – это не для нас. Наша оптимизация коснулась связи – мы отказались от части телефонных номеров, у нас есть местная станция, частично отказались от прямых телефонов. Установили на автомобили системы навигации и контроля расхода топлива. И когда мы проанализировали, то увидели, что достаточно большая экономия от этого. Ещё перешли на пластиковые карты – за инкассацию теперь не надо платить – это двадцать тысяч в месяц.

Всегда считалось, что Горсеть жирует в городе больше всех – у них самые высокие зарплаты, самые дорогие корпоративы, и чего только у них нет: и бильярдные столы, и бани. Сейчас так же?

– У электромонтёров и водителей начисление порядка двадцати пяти тысяч рублей. Это разве большая зарплата? Она не больше, чем у остальных муниципалов. А бани и бильярды организовывались тогда, когда мы являлись электросетевой компанией.

Вы, по­моему, при Баховцеве работали? Наверно, с ностальгией вспоминаете те времена?

– Всегда с ностальгией вспоминается прошлое. В нынешнее время тяжелее жить, конечно, тогда легче было. Я, когда попал в Горэлектросеть, в 1998­м году, только начинал свою жизнь, пришёл после армии, хотя у меня уже было высшее образование – я закончил КГТУ и во время учёбы проходил здесь практику. Тогда было счастьем попасть в «Горэлектросеть»: зарплату не задерживали, была хорошая социальная программа, поддерживали всячески людей. Я ностальгию по прошлому больше связываю со своей молодостью. Ностальгируешь больше по советским временам. Когда другие были цели и задачи в работе, отношения между людьми.

У вас на предприятии есть социальная программа?

– Да, материальная помощь при рождении ребёнка, частично компенсируем расходы на медицинские услуги или если, не дай Бог, у кого­то горе – умер близкий человек – выделяем деньги на похороны. У нас в колдоговоре есть такой пункт, что мы можем помогать нашим бывшим работникам, и, если у человека случилась беда – как его бросить? Наш профсоюзный лидер Олег Николаевич Комиссаров – такой щепетильный человек, который готов всем прийти на помощь.

Да уж, у вас очень активный профсоюз. Как вы уживаетесь?

– Бывают, конечно, сложные моменты, но надо договариваться. Если мы не будем идти навстречу друг другу и уступать – наступит коллапс. Были у нас серьёзные конфликты, когда коллективный договор заключали ­ были большие споры, которые вообще даже вынесли на городское обсуждение...

Вот таким профсоюз и должен быть!

– Может быть. Конечно, если бы он во всём соглашался – это тоже неправильно. Мне, конечно, было бы легче, но, когда тебя хвалят и потакают, это может привести к нехорошим результатам. Я к критике отношусь адекватно, хотя неприятно. Но я уже привык, что наш профком не может без борьбы.

 

Деревенская ёлочка

А что с освещением посёлков? Деревенские нормально себя ведут – не бьют фонари?

– Нет, нормально. Во­первых, светильники защищены, есть защитные рассеиватели – там тяжело разбить лампу. Вот в Новый год лампочки из гирлянд выкручивают, разбивают, стреляют. Администрация стала ставить ёлочки в каждом посёлке. В Шиверах стоит замечательно, в Новом пути относительно тоже. Самое проблематичное – Додоново. Может, там детишек просто много. Мы даже грозили, что отключим. Устали менять лампочки. Мы бы и не меняли, пусть бы сидели без иллюминации, но кто­нибудь из детей в патрон сунет палец ­ и может погибнуть. Так и ездили периодически, пока уже не поставили ультиматум: вы уже, ребята, в своём посёлке или как­то организуйтесь и следите за ёлочкой, либо мы её просто отключим. Администрация города очень просила, чтобы не отключали. А проблема уличного освещения, в основном, в Шиверах ­ там мало светильников установлено. В Тартате испокон веку хорошее освещение было, в Додоново в 2009­м году сделали, в Новом пути в прошлом году мы везде провели уличное освещение.

Все, кто к нам приезжают в город, говорят, что у нас темно на улицах. Или когда сам возвращаешься из Красноярска, где погулял вечером по освещённым улицам, сразу ощущаешь разницу. В больших городах ночью, как днём!

– Каждую осень, как только рано темнеет, начинается критика уличного освещения. Потом, видимо, когда снег выпадает, фонари отражаются и более светло кажется, а пока снега нет – всем темно. Поверьте, я ездил в Красноярск и сравнивал. Как­то написали в газете «Город и горожане», что у нас мало освещения, я расстроился, поехал в краевой центр. Ехали от моста «Три семёрки» в сторону Фестивальной улицы – там вообще уличное освещение не горит. Оно есть, но не горит! Огромными участками. Я понимаю, город большой, проблем больше, но у них целые улицы во мраке. У нас такого нет. С чего взяли­то, что там лучше?

Хочется, чтобы у нас было, как у них на центральных улицах. Может, нужно добавить фонарей?

– Вообще есть нормы – улицы делятся по категорийности, учитывается загруженность проезжей части в час пик. Самые повышенные требования к категории А – это когда в час проезжает больше тысячи машин – должно быть 20 Люкс. У нас это выдерживается. Мы проверяли.

Может, в других городах свет от витрин магазинов помогает?

– Может. А вы как определяете: много света или мало? По тротуару ходите? Так там нет освещения. Как­то поднимался вопрос о недостаточном освещении тротуаров: мол, раньше было светло, и замглавы Юрий Георгиевич Латушкин говорил: «Вспомните, раньше все магазины оставляли свет, окна горели». Основная наша задача ­ осветить проезжую часть. Тротуары освещаются от дороги и окон домов.

А кому пришла в голову идея к Новому году деревья украсить гирляндами на улице Ленина?

– Это глава ЗАТО инициировал. Сказал, чтобы каждое предприятие поучаствовало в этом. Предприятия несколько гирлянд нам предоставили – муниципалы в основном откликнулись. КБУ сами нарядили возле своего магазина «Цветы» и подключили сами.

Сильно красиво получилось. В следующем году будет такое?

– Раз красиво получилось – придётся делать. Если сами не захотим – заставят. Когда мы сделали – всем понравилось, говорят: так давай до ГХК полностью улицу Ленина нарядим. Но нам это, конечно, не по карману.

Ледяные скульптуры, подсветка, ёлки проблем в этом году не дали?

– Да нет особо. Какие­то планы, конечно, не удалось реализовать. Скульпторы хотели в ледяные фигуры вмонтировать светодиодную ленту (они же не электрики), но наши специалисты отказались, сказали, что это небезопасно. Новый год у нас очень много сил отнимает – мы работаем даже в выходные. За месяц­полтора до Нового года и после, когда приходится разбирать это всё.

Зима – самое тяжёлое время?

– Нет. Летом, наверно, тяжелее. Много приходится устранять повреждений. Опоры посбивали – до пятнадцати штук бывает – нам надо всё это восстановить. Кабельные линии восстановить вместо времянок­проводов, которые за зиму появляются, – в мороз ведь к кабелю не доберёшься. Администрация города не приветствует висящие провода, нарушается внешний вид. В Красноярске проще – у них всё проложено проводами по опорам, а у нас копать надо, искать повреждение кабеля в земле. Всеми земляными работами, реконструкциями занимаемся летом.

 

Планы

и День энергетика

А есть план по развитию предприятия, об этом уместно говорить?

– Конечно. У нас есть планы ФХД – финансово­хозяйственной деятельности, их утвердил наш собственник – администрация, мы туда забиваем все ремонты. И плюс планы по амортизационным тратам: реконструкция, новое строительство. В этом году у нас большие планы, мы собираемся менять устаревшее электрооборудование в электросетевом комплексе, которое находится в аренде у КрасЭКо. В посёлке Шивера хотим заменить линии электропередач и организовать там уличное освещение. В городе кое­
где не хватает освещения на окраинах, например, по дорогам улиц Красноярской, Енисейской, Южной. Здесь, в городе, двойной контроль. Если я вечером еду на машине, то смотрю где что не горит, записываю, на следующий день говорю, что «надо сделать срочно» – например, пешеходный переход. Помните, в прошлом году осенью не было освещения на пешеходном переходе возле магазина «Весна», там таксист сбил несколько человек. Было очень неприятно. Теперь, если видим, что на пешеходном переходе не горит светильник, реагируем быстрее, хотя и раньше старались такие вопросы решать оперативно.

Как вы отмечаете свой профессиональный праздник – День энергетика?

– День энергетика – 22 декабря. Это, кстати, день принятия плана ГОЭЛРО. Мы традиционно проводим соревнования по подлёдному лову. В этом году ловили на Элке. Небольшие, правда, были уловы, маленькая рыбка, но весело и интересно. Проводили совместно с филиалом КрасЭКо.

Вы уже дружите домами?

– Мы и не ругались. Там всё равно все наши работают. Когда произошло разделение – часть наших рыбаков туда перешли. Прошлой весной попытались даже городские соревнования провести, но получилось скомкано: тепло было, побоялись, что кто­то провалится под лёд. Вообще, раньше мы много конкурсов проводили: и в карты играли, и в домино, и в бильярд. Бильярд тоже одно время проводили совместно с КрасЭКо, но все бильярдисты туда ушли, от нас теперь некого выставлять. Для женщин проводили конкурс на лучшую хозяйку: они приносили соленья, мужчины оценивали. В этот день мы, как правило, ещё отмечаем лучших работников, кто отличился в течение года. Проводим конкурс «Лучший по профессии». В планах (второй год не можем реализовать) – организовать полигон: поставить две опоры, подстанцию, какую­нибудь ёмкость, чтобы разводить огонь и тушить. То есть, проводить уже практические соревнования, реанимацию с манекенами включить туда. Мы ездили в прошлом году в Зеленогорск на конкурс, нас коллеги приглашали. Мы, конечно, в пух и прах пролетели, зато получили отличный опыт.

Мне тут в руки попала нехорошая статья про вас в «Красноярском рабочем» от 7 апреля сего года, то бишь совсем недавно вышла. Так мне кажется, что здесь уши КрасЭКо торчат. А вы говорите, дружите с ними. Тут написано, что вы лишнее звено, посредник между администрацией города и ними. Сдавала бы им администрация всё в аренду, глядишь, дешевле бы обходилось.

– Я читал эту статью. И считаю, что мы приносим городу пользу и не зря едим свой хлеб. Я не люблю оправдываться и не понимаю, чего они добиваются этой статьёй. Город им не сможет сдавать в аренду, есть такое слово «концессия». Ни своего имущества у них нет, ни своей техники – как они хотят?

Они хотят, чтобы вас не было, а это всё осталось им. Чтобы им передали это в безвозмездное пользование. Здесь ещё про высокие зарплаты в Горсети написано.

– Зарплаты у нас ниже, чем в филиале КрасЭКо. И никаких придуманных лишних должностей у нас нет.

Сэкономили бы они 63 миллиона, потратили бы их на корпоративы...

– Не так давно краевые каналы трясли перед нами этим «грязным бельём», и мы знаем, куда в головном КРЭКе тратили деньги, и теперь они говорят: а давайте мы не будем вам платить. Мы, например, можем отчитаться, куда потратили деньги: это налоги в бюджет города и обновление своих основных средств (вложение в имущество города). Те же средства вкладывали в новые сети по Верхней Саянской, где посёлок ИЖС. Там надо было заменить около километра кабеля, где пропускная способность была под вопросом, они могли не выдержать нагрузку – мы это сделали. И жители микрорайона 2А, откуда были запитаны сети, не пострадали – у них не ухудшилось качество подачи электроэнергии, нет аварийных отключений.

У вашего предприятия какие победы были за последнее время?

– Вот, посмотрите, сколько у нас дипломов – они перед вами. Мы стали победителями двух краевых смотров­конкурсов – на лучшую организацию работы по охране труда в номинации «Производство и распределение электро­
энергии, газа и воды, предоставление прочих коммунальных услуг» и конкурса «За высокую социальную эффективность и развитие социального партнёрства» в номинации «Энергетика».

Какие планы на этот кризисный год?

– Мы с кризисом свою деятельность не связываем. У нас есть программа, которую мы утвердили у собственника и пытаемся реализовать. Задач всё больше и больше ставится. Люди все более и более требовательные. Поэтому работы мало не будет. Удержать то, что есть, и наработать ещё больше. Чтобы никому в голову не пришло, что мы ­ лишнее звено. 





Новости

В регионе В России В мире
  • Сто миллионов в промпарк

    Сто миллионов в промпарк

    09.11.2018

    Чиновники краевого центра решили вложить ещё 100 миллионов рублей в «промпарк мечты» на железногорском болоте.

  • Цены на бензин заморозили

    Цены на бензин заморозили

    09.11.2018

    В ближайшее время роста цен на бензин не предвидится – они заморожены на уровне июня.

  • Капсулу заложили снова

    Капсулу заложили снова

    09.11.2018

    В стену городского Дворца культуры снова заложили капсулу с «письмом потомкам».

  • Откроют новое поле

    Откроют новое поле

    09.11.2018

    Футбольное поле с искусственным покрытием и современная спортплощадка для волейбола и баскетбола появятся на Ленинградском, у школы №106.

  • Именем Решетнёва

    Именем Решетнёва

    09.11.2018

    Краевые власти предполагают, что новый красноярский аэропорт можно назвать в память об академике М.Ф. Решетнёве.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы