ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Вадим Мамаев: «За свои права надо бороться!»

Комментариев: 0
Просмотров: 6755

Фёдор МАРЬЯСОВ.

14.07.2016 00:00

Вадим Мамаев: «За свои права надо бороться!»

Наш сегодняшний собеседник ­ сын известного в городе общественного активиста Анатолия Мамаева, возглавляющего филиал Центра ядерного нераспространения и Союз предпринимателей Железногорска ­ Вадим Мамаев. Как и его отец, Вадим занимается предпринимательством и входит в общественные организации своего отца. Но стоило только Мамаеву­старшему попасть к своим бывшим коллегам в немилость, как под раздачу угодил и его сын. Это во времена кровожадного Сталина сын за отца не отвечал ­ в нашем добром Заколючинске, судя по всему, нравы более суровые.

 

адим, не секрет, что твой отец всегда был в неплохих отношениях с Горно­химическим комбинатом. Видимо, поэтому ГХК и предоставил тебе помещение под магазин, где ты наладил торговлю мёдом. Чуть больше месяца назад мы публиковали интервью с твоим отцом, где он довольно резко высказывался в адрес некоторых руководителей города и Росатома. И вот я узнаю, что вас уже в судебном порядке выгоняют с арендованных площадей. Это что ­ такая месть за позицию твоего отца? Или с вашим мёдом что­то не так?

-С мёдом как раз всё в порядке. Мы торгуем, не побоюсь этого слова, самым качественным мёдом в городе. Многие наши покупатели подтвердят, что в моём магазине представлен большой ассортимент мёда и прочих сопутствующих лечебных продуктов пчеловодства, а также трав, фиточаёв, бальзамов и другой фитопродукции. Это мой бизнес, которым я занимаюсь много лет и за счёт которого содержу свою семью. Но дело, конечно же, совсем не в мёде. Я ничуть не сомневаюсь, что всё дело в отце. Точнее сказать, в его публичной критике руководства Росатома и неудобной позиции по ряду важных вопросов. И ещё, на мой взгляд, ­ в личной неприязни к нему со стороны нынешнего руководителя комбината. Но, думаю, вряд ли на комбинате сейчас кто­то в этом признается. ГХК пытается представить всё дело так, что между разрывом договорных отношений на аренду магазина и деятельностью моего отца нет никакой связи. Хотя выгонять с арендованных площадей меня начали как раз после того, как мой отец официально обратился к Гаврилову с запросом дать разъяснения по поводу эксплуатации «мокрого» хранилища отработавшего ядерного топлива. Дело в том, что к моему отцу поступила информация, что на этом хранилище лопнула фундаментная плита, и одна из стен «поплыла». Вот он и написал запрос на имя директора комбината. Ну и завертелись комбинатовские шестерёнки.

-А ты не допускаешь, что генеральному директору такого серьёзного предприятия просто виднее, с кем заключать договор, а с кем разрывать? Это же на нём лежит персональная ответственность за судьбу комбината, города и всей страны. Тебя же никто не учит, как торговать мёдом.

-Вот только не надо путать божий дар с яичницей. Судя по делам Петра Михайловича, я очень сильно сомневаюсь, что его заботит судьба города, а тем более страны. И вообще, если сравнивать Гаврилова в первые годы его работы на ГХК и сейчас ­ это две большие разницы. Два разных человека. Возглавив в 2006 году комбинат, Пётр Михайлович был сама любезность. Никому ни в чём не отказывал. Заботился о пенсионерах, встречался с работниками, общественниками, защищал ветеранов. Кстати, именно в этот период я и получил в аренду от ГХК помещение под магазин мёда. Притом получил в трудный для себя момент. Когда предпринимателей выгнали из здания «Спартака». Я тогда год судился с администрацией, доказывая в судах незаконность её деятельности. В отместку мне наотрез отказались предоставлять какое­либо помещение на территории ЗАТО. После чего Гаврилов и предложил мне в аренду одно из помещений ГХК. Все думали (и я в том числе) ­ наконец­то пришёл нормальный руководитель ­ образованный, современный, искренне болеющий за город. Но, не тут­то было. Прошло немного времени ­ и его словно подменили. Хотя, надо отдать должное, как представитель интересов Росатома, Пётр Михайлович со своими обязанностями отлично справился. Разумеется, в интересах Росатома, а не города. Насколько эффективно ­ другой вопрос.

-В смысле?

-Прикидывая расходы ГХК, иной раз приходишь к выводу, что в атомной отрасли деньгами сорят направо и налево. Миллиард туда, миллиард сюда. У руководителей зарплаты по самое «не хочу». А как дело касается простых людей ­ тут начинают экономить. Вот взять нынешнее сокращение численности работников комбината. Кабы болела у человека душа за коллектив и городские семьи, то за 10 лет своей работы мог бы численность работников комбината стабилизировать? Тогда бы не пришлось ломать голову, как в одночасье уволить 800 человек. Это же сколько семей и сколько горожан завязаны на этих работников? Кризис на дворе, всё кругом валится, и так поступать с людьми... В общем, его работу на комбинате я бы оценил на «так себе». А с точки зрения интересов города ­ на твёрдую «двойку».

-Думаю, что сейчас в тебе больше говорит обида. Наверное, неправильно разногласия по аренде небольшого магазина обобщать до размеров всего комбината и города.

-Как в одной капле отражается весь океан, так и в этой истории проявляются те порочные моменты, которые касаются сегодня уже не только меня и моего магазина.

-А в чём формальная сторона разрыва договорных отношений с ГХК?

-Формальный повод ­ задержка по уплате аренды. Я на два месяца задержал оплату. Так получилось. Был в командировке на Алтае, искал новых поставщиков. Хотя по российскому законодательству только после неуплаты за три месяца арендодатель может расторгнуть договор. К тому же, по закону, меня сначала должны были уведомить о просрочке уплаты аренды и досудебном урегулировании прежде, чем подавать в суд. Этого сделано не было.

-Как я понял, в суде ты дело проиграл, и ГХК теперь требует очистить помещение?

-Как обычно в последнее время и бывает, когда судишься с властью или с государственными организациями. И в данном случае суд не увидел каких­либо нарушений закона со стороны ГХК. У нас же всегда виноват тот, кто слабее.

-А что по этому поводу говорит депутат Законодательного собрания Красноярского края Пётр Михайлович Гаврилов? Обращался к нему со своей проблемой?

-Это же цирк какой­то: как можно обращаться к депутату Гаврилову за защитой от директора Гаврилова? Но мой отец, тем не менее, попытался. Написал официальное обращение как представитель Союза предпринимателей. Что из этого вышло, думаю, догадаться не сложно. А ведь арендованное у ГХК помещение ­ моё единственное рабочее место, за счёт которого я содержу семью, помогаю дочери, которая учится в московском вузе. С одной стороны, руководство страны постоянно заявляет о необходимости поддержки малого бизнеса, просит власти «не кошмарить предпринимателей», не создавать дополнительные трудности и всячески помогать всем тем, кто в сфере малого бизнеса самостоятельно работает. Более того, на прошедшем Петербургском экономическом форуме Путин заявил, что будет привлекать губернаторов к ответственности, если те не станут в регионах развивать среду малого предпринимательства. То есть, федеральные власти требуют от местных властей и государственных структур оказания всяческого содействия в работе – таким, как я и мне подобным.

-Может, имеет смысл обратиться за помощью к губернатору или в Москву?

-Пока я решаю всё в судах. А вот если суды не помогут, то к губернатору обращусь обязательно. Ну, а если и он мер не предпримет, то придётся поинтересоваться у президента Российской Федерации, почему на местах не выполняют указания главы государства.

-Думаешь, поможет?

-Думаю, нет. Но сидеть, сложа руки, ­ тоже не стоит. Вода, как говорится, камень точит. За свои права надо бороться.





Новости

В регионе В России В мире
  • В память о героях

    В память о героях

    22.02.2018

    В День памяти о россиянах, исполнявших долг за пределами Родины, на Аллее воинской славы Железногорска у памятника «Участникам боевых действий» прошёл митинг.

  • Кто станет мэром?

    22.02.2018

    В Железногорске в среду прошёл конкурс на замещение должности Главы города.

  • Железногорск – одна семья

    Железногорск – одна семья

    22.02.2018

    18 февраля, в полдень, в Железногорске состоялось официальное открытие Года семьи и семейных ценностей.

  • Всё для адаптации

    Всё для адаптации

    22.02.2018

    Сотрудники муниципального учреждения «Комплексный центр социального обслуживания населения» (КЦСОН) презентовали зал адаптивной физкультуры и игровую комнату в здании на ул. Свердлова, 32.

  • Цветы к празднику

    Цветы к празднику

    22.02.2018

    Накануне 8 Марта в Железногорске пройдёт весенняя ярмарка цветов.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы