НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Муниципальные общаги: жить лучше не хотим

Комментариев: 0
Просмотров: 13789

Ярослава СОЛОДКАЯ.

19.01.2017 00:00

Муниципальные общаги: жить лучше не хотим

Вы когда­нибудь были в общежитиях? Не в тех, что в советские времена выдавали нормальным людям как временное жильё перед получением квартиры, а в нынешних, порождённых рыночными отношениями, когда общество раскололось на богатых и бедных. В общагах 21 века. Сходите. Так, для общего развития. Чтобы понять, что такое социальное дно.

Что заставило нас туда пойти? Естественно, жалобы. Мол, «клоповник» и «тараканник» развело там ГЖКУ, и как с этим бороться ­ никто не знает. Да ещё, если права там начнёшь качать ­ тебя припечатают, мало не покажется. Ну что ж ­ вместо того, чтобы валяться у телевизора в праздничные дни, пришлось топать с инспекцией по муниципальным общагам.

­ Смотри, тараканов или клопов оттуда не притащи домой, ­ напутствовал меня мой коллега Эдуард Безобразов. ­ А то неудобно будет потом писать, что там всё хорошо.

Да как есть, так и напишем.

С Рождеством!

Всего муниципальных общежитий ­ восемь, в которых проживает более 700 человек. Под них отдали целый блок добротных «сталинок» в старой части города.

Обход начали с Маяковского, 12. Мы появились там аккурат сразу после Рождества. Около полудня. В коридорах ­ ни души. Потому что в это время в общагах ещё дрыхнут. Большая часть жильцов просыпается к четырём часам и выползает в поисках очередной бутылки. Контингент, в основном, пьющий.

Несмотря на праздник, на этажах не пахнет пирогами и новогодняя атрибутика видна только в служебных помещениях. Раньше, говорят, девчонки­коменданты везде вывешивали поздравительные плакаты, пытались создать праздничную атмосферу, но здесь мало кто ценит заботу ­ всё это творчество срывали, разрисовывали, и желание нести «доброе и светлое» у всех быстро отпало. Здесь не принято поздравлять с праздниками.

­ Всю новогоднюю ночь просидела ­ хоть бы кто шоколадку подарил, поздравил, ­ смеётся вахтёр­пенсионерка. ­ Иной раз ещё и сами спустятся: у вас хлебушка нету?

Какие подарки! Этот контингент считает, что это им все всё должны. В комнате у вахтёра на самом видном месте ­ список должников по оплате за коммунальные услуги. Один, два, три… ­ двадцать фамилий. Из 54 комнат. То есть половина жильцов. Лишь один долг всего на 12 тысяч, у всех остальных ­ свыше ста тысяч рублей. Есть даже триста тысяч. Общая сумма долга ­ 2,5 миллиона рублей. Это только с одного общежития.

­ Такая картина везде. Не знаем, что с этим делать, ­ сетует Наталья Владимировна Табачук, мастер по общежитию. ­ Не хотят платить. Большинство жильцов ­ неработающие. Но есть и те, кто имеет доход. Вот этот в списке ­ таксист. У этой гражданки комната на матери, а мать ­ частный предприниматель. Мы на всех должников подаём в суд. Суд принимает решение о взыскании долгов. Исполнительный лист уходит к судебным приставам, и там всё замирает. Потому что взять с наших должников нечего. И переселить их на другую площадь нельзя ­ меньше уже некуда. На улицу в нашей стране не выселяют. Они это знают, все же сейчас грамотные, и поэтому внаглую не платят. К тому же, половина комнат приватизированы, то есть ­ это частная собственность. Все проблемы наши начались с этой приватизацией, когда она начала распространяться на общежития. Ну как можно разрешать приватизировать временное жильё? Это же не «гостинки»! Здесь на 20 человек один туалет, ванная и кухня. Мы с директором ГЖКУ Александром Владимировичем Харкевичем как ни бились тогда (и администрация города сопротивлялась этой приватизации) ­ ничего сделать не смогли. Жильцы пошли в суды, и те встали на их сторону. Комнату получали ­ через год приватизировали. Потом продавали. А покупают такое жильё только асоциальные элементы, неблагополучные. Как правило, жёны берут ипотеку и выселяют сюда после разводов своих пьющих мужей. Весь Ленинградский уже тут. Два общежития у нас вообще числятся «коечными». Было время ­ там одни мужики жили, как сельди в банке, по 3­4 человека на 18 квадратных метрах. В 2005­2006 годах мы тех, кто не жил и не оплачивал, снимали с регистрационного учёта ­ тогда суды на это пошли. Поэтому удалось расселить людей, снизить плотность. Теперь живут либо по одному, либо семейные.

Должок!

Понятно, что при такой тенденции за каких­то десять­пятнадцать лет общежития превратились в «отстойники» самого неблагополучного контингента. Концентрация «непутёвых» здесь уже просто зашкаливает. А отсюда и все вытекающие последствия. Повальные неплатежи за коммунальные услуги ­ это только часть проблем. Здесь бьют друг другу морды, жгут и ломают общедомовое имущество, засоряют канализацию, заливают нижние этажи, разводят клопов и тараканов и прочее. Поэтому, чтобы общежития через месяц не рухнули, приходится содержать целый штат обслуживающего персонала: вахтёров, плотников, сантехников, дворников, сторожей, уборщиц, комендантов. И всё это, естественно, забивается в тариф. Поэтому чего удивляться, что стоимость за квадратный метр жилья в общагах достигает 40­47 рублей (в то время как в многоквартирных домах, где нет такой многочисленной обслуги, он начинается от 18 рублей). Жильцы жалуются, что оплата высокая и ничего не делают сами для того, чтобы её снизить. Хотя нет, делают ­ тупо не платят вообще. И долги растут, как снежный ком. В соседнем общежитии (по Ленина, 47) список должников оказался ещё больше ­ тридцать человек, общая сумма долга ­ 3,5 миллиона. Интересно, как Харкевич выкручивается? Похоже, ГЖКУ содержит общаги за свой счёт, вместо того, чтобы пускать деньги на развитие. Между прочим, городская администрация взяла на себя обязательства покрывать часть оплаты за жильё этой категории населения по программе муниципального софинансирования. На 20­30% плату можно было снизить. Но при условии отсутствия долгов. А о какой платёжной дисциплине можно говорить с этим контингентом? В итоге, ни сами жильцы­должники, ни ГЖКУ не могут воспользоваться бюджетными деньгами.

Чтобы снизить тариф, в некоторых общежитиях сократили время работы вахтёров. Круглосуточно сидят только на Маяковского, 12, и на Ленина, 47. Во всех остальных ­ только ночью (с 22 вечера до 8 утра). Совсем без присмотра таких жильцов оставлять нельзя ­ к утру разнесут всё к чёртовой матери. Уж очень здесь активная ночная жизнь. Новогодняя ночь, например, на Маяковского, 12, прошла относительно спокойно, а на Ленина, 47, последствия отдраивали все постпраздничные дни ­ по словам Натальи Табачук, «там всё было в кровище»: бабы подпили и начали «делить мужиков».

Чисто там, где убирают

Мы методично обходим все этажи и заглядываем во все места общего пользования. Вот колясочная, забитая до отказа детским транспортом. Выдраенные до блеска кухня, туалеты, ванная комната (она же и прачечная). Всё в красивом кафеле. Уборщицам надо выдать медали «За доблестный труд». В коридорах и на лестницах ­ такая же чистота. Стены свежевыкрашены в приятный салатовый цвет. Окна, конечно, старые, и, видимо, из­за них в воздухе чувствуется прохлада. Но кое­где деревянные рамы уже заменили на пластиковые стеклопакеты, так что процесс пошёл.

В ванной комнате потолок ­ весь облупленный. И такая картина на всех этажах по Маяковского, 12.

­ А вот так они моются, ­ сокрушается Наталья Табачук. ­ Я сделала большую глупость, что установила ванны. Есть душевая в подвале, и в других общежитиях моются там. А в этом ­ душ принимают, стоя в ванной. Всё льётся мимо ­ огромные масштабы воды, тут никакая гидроизоляция не выдержит, протопили все этажи. И бесполезно говорить. Мы каждый год делаем в ванных комнатах ремонт, и всё это закладывается в тариф. Ничего не берегут. На Ленина, 47, ходят в душ, так там нормальные потолки. А здесь ­ целая проблема.

В торцах коридоров сушится развешенное на верёвках бельё. Возле каждой двери аккуратно расставлена обувь ­ от маленьких размеров до больших. Дверь в комнату устанавливают сами жильцы. По ней можно определить финансовое благополучие хозяев: есть обшарпанные и разбитые в хлам, а есть очень даже приличные. Что там творится ­ проверить невозможно ­ частная собственность.

На кухне всего две плиты. Вполне себе чистые. Как выяснилось, ими мало пользуются ­ в основном, плитка в каждой комнате своя. Мытьё плит не входит в обязанность уборщицы, иначе их совсем загадят, поэтому женщины драят свой «рабочий станок» сами. На одном из этажей кухня просто радовала глаз: красивая люстра, миленькие шторки, цветочки в горшках.

­ У меня на этом этаже жила Наталья Фирсова, это всё её рук дело. Она маляром работала, всех здесь гоняла, чтобы порядок соблюдали. Я всегда говорю: кто хочет жить в чистоте и уюте, те живут. А кто не хочет ­ они, как свиньи, живут и будут жить. Думаете, кто­то следит за этими цветами, которые им оставили? Как бы не так. Уборщица ходит ­ поливает. В этом общежитии хотя бы кафель целый. По Ленина, 45, весь разбили, отодрали от стен. Где­то разбивают унитазы ­ не успеваем менять. Это во всех городах так, не только у нас. Зеленогорцы приезжали, то же самое рассказывали: и асоциальные элементы в общежитиях живут, и тарифы получаются высокие, потому что это всё выгребать надо. Один засор в квартире устранить 800 рублей стоит, а у меня по 5­6 засоров на одном общежитии каждый день. Течёт в подвал. Если общий засор канализации ­ выгребаем там всё. У нас на одном общежитии нашлись «умники» ­ банку из­под огурцов разбили и «розочкой» наверх в канализационной трубе поставили. Хорошо, сантехники сначала всегда палкой проверяют, что там, а так бы руку сунул и остался без пальцев. Представляете, сколько злости, сколько гадости в душе должно быть, чтобы так сделать!

Клопы ходят в гости

Через лестничный пролёт ковыляет бабуля, опираясь на клюку. Увидев нас, останавливается, здоровается.

­ Сестра приходила? ­ спрашивает Наталья Табачук. ­ У вас клопы, говорят. Сейчас они расползутся по всем.

­ Слышь, Владимировна, я на сестру комнату переписала, мало ли ­ подохну, а комната её будет. Она делает ремонт. Вовку наняла, он сифилис развёл, уголок отодрал и всё ­ и так и стоять будет.

­ Ну вот, стоять будет, а люди будут жаловаться, что от вас клопы ползут.

­ Хе, они в каждой комнате.

­ Конечно, если за дезинфекцию платить не хотите, они и до первого этажа дойдут скоро.

­ А в мою комнату от Татьяны в дверную скважину заходят. И не говорите на меня!

Клопы ­ это бич общежитий. Причём, в местах общего пользования этой живности нет, потому что здесь регулярно проводится дезинфекция и поддерживается чистота. Клопы обитают только в комнатах. А это уже, извините, частная собственность, и дезинфекция может проводиться только силами самих жильцов. Для этого нужно позвонить в СЭС и заплатить полторы тысячи рублей. Только платить здесь никто не собирается, у них порой и на продукты­то денег нет.

­ Они уже сюда въезжают со своими клопами, ­ говорит Табачук. ­ Вместе с мебелью завозят. А потом жалуются друг на друга.

Жаловаться здесь вообще любят. Свои права этот контингент знает очень хорошо. Обязанностей только не хотят признавать. В коридорах то и дело качают права и предъявляют претензии: тут течёт, там воняет, клопы достали и ещё что­нибудь. Причём орут больше всех те, кто за жильё не платит совсем, то бишь должники. Эта категория граждан считает, что все им всё должны. Они не просят, а требуют. Живут на всём готовом: за ними драят полы, унитазы, ванны, раковины. Казалось бы, содержи в чистоте только себя и свои 18 квадратов. И этого не могут. Оттого озлоблены на весь белый свет за свою непутёвую жизнь. И бедные коменданты ­ самый лучший объект для выплеска агрессии.

Дети ­ наше будущее

Контингент в общежитиях проживает разный, так что менталитет у каждой общаги складывается свой. В одной ­ все повально льют воду мимо ванной, им лень спуститься в душевую. В другой ­ моются в душевой, но загаживают кухонные плиты до невозможности и оставляют грязную посуду в общей раковине. На Ленина, 47, чуть не на каждой ступеньке стояли пустые пивные бутылки. Везде ­ консервные банки, полные окурков. В одной общаге проживают тихие алкоголики, в другой ­ буйные. Но всех объединяет только одно ­ бесхозные дети. Они предоставлены сами себе. Оттого и пакостят, насколько хватает фантазии.

­ Бегают по этажам, не знают, чем заняться, ­ говорит Наталья Табачук. ­ Мы, когда выходим на субботник, их привлекаем. Они с удовольствием помогают ­ те же лавочки покрасить, потому что им не хватает внимания. Но очень много детей с девиантным поведением ­ лишь бы напакостить. Был у нас один мальчик, лет 15. До сих пор с содроганием вспоминаем его. На Маяковского, 14, только сделали потолки в душевой (тоже текли), он наложил фекалии в плафон и прикрутил к потолку. Кто­то пошёл мыться, уже стоит ­ вытирается, плафон взрывается, и всё дерьмо разлетается. Наши девчонки потом стены драили. Рисуют на стенах, выламывают шкафы противопожарные, чем только не мажут стены…

Таким рассказам очень даже верится. Помнится, несколько лет назад мы делали материал про одну уборщицу. И она поведала, что ей одно время пришлось поработать и в общежитии, где дети развлекались тем, что какали в ведро, а потом всем этим «добром» кидали в коридорные стены с большого расстояния ­ кто дальше. После чего наша героиня решила никогда в общагах не работать. А чем ещё развлекаться этим недорослям? Им доступно для экспериментов только то, что они оставляют в туалете. Всё остальное стоит денег, которых у них нет.

­ Я раньше работала мастером в аварийке, с нормальными людьми общалась, ­ говорит Наталья Табачук. ­ Для меня поначалу это дико было видеть. Но потом поняла, что здесь население другое. Но ведь многие из нас начинали свою жизнь с общежитий. Я в Красноярске жила, там не было ремонта, кафеля, вечно грязный унитаз. Но я помню, и ёлки ставили на Новый год, и на кухне шторки вешали. А сейчас это просто кошмар! Вот будут сидеть на ступеньках, курить и винить всех в своих бедах. И сами они ничего не будут делать, чтобы выбраться из этого «дна жизни».





Новости

В регионе В России В мире
  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии