НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

  • 16.06.2018

    16 июня

    В северный район Камчатского края, где начался паводок, спасатели доставили газовые плиты и хлеб.

     

    В автоаварии с микроавтобусом в Астраханской области пострадали 12 человек, в том числе двое детей.

     

    Уникальные полугусеничные вездеходы 1930-х годов отреставрируют на севере архипелага Земля Франца-Иосифа.

     

    Рисунок из любовного письма Экзюпери продали на аукционе почти за $300 тысяч.

     

    Владимир Шахрин из «Чайфа» спел новый вариант песни «Аргентина-Ямайка 5:0», посвящённый первой победе сборной России на ЧМ по футболу.

     

    Альпинисту стало плохо на горе Казбек, его пришлось спасать.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Как депутаты радио спасали

Комментариев: 0
Просмотров: 9255

Екатерина ГРИГОРЕНКО.

02.02.2017 00:00

Как депутаты радио спасали

Большинство граждан привыкли считать, что власти их дурят. Особенно выборные, читай ­ депутаты. Мол, эти лезут в политику исключительно, чтобы пожировать за счёт народа и одновременно максимально испортить ему жизнь. Однако практика показывает ­ это не так. Иной раз парламентарии объединяются с тем, чтобы отстоять интересы своих избирателей. Именно этот процесс мы имели счастье наблюдать на прошлой неделе во время социальной комиссии, посвященной судьбе местного радиовещания. Народные избранники сделали всё, чтобы оставить железногорцам старейшее СМИ города.

С выходом из­за печки

Эта соцкомиссия обещала быть весьма увлекательной ­ ведь ещё за неделю до «часа Ч» председатель Анатолий Новаковский объявил, что хочет призвать к ответу директора МП «ГТС» Александра Тюнина. С тем, чтобы узнать, в чью гениальную головушку пришла «блестящая» идея прикрыть редакцию городского радио «Спектр 26».

С самого начала шоу пошло не по плану: господин Тюнин в администрацию просто не явился (как сказал кто­то из собравшихся ­ за…боялся, видимо). Правда, вместо себя начальник предприятия прислал двух представителей ­ главного инженера ГТС Николая Бабинова и юриста Владимира Черенова. Так что, в результате, шоу всё­таки состоялось.

Началось всё, как и полагается, с либретто ­ Анатолий Новаковский ввёл присутствующих в суть происходящего. То бишь, напомнил о том, что ещё 23 октября прошлого года депутаты встречались с коллективом Городской телефонной сети, где совместно решили создать рабочую группу, члены которой будут заниматься судьбой предприятия. Однако не прошло и двух месяцев, как в Совет депутатов пришло письмо от директора МП о необходимости закрытия местного радиовещания. Понятно, в эпистоле не было ни слова о том, как журналисты помешали руководству приватизировать ГТС, объяснялось всё исключительно экономическими причинами. Мол, жизнь нынче пошла тяжёлая ­ кризис, и содержать собственную редакцию в таких обстоятельствах ­ дорогое удовольствие. Короче, казнить, нельзя помиловать.

Право исполнить «первую арию» депутаты предоставили юристу Владимиру Черенову. Казалось, здесь ничего нового мы не услышим, но Владимир Анатольевич буквально­таки поразил почтеннейшую публику «выходом из­за печки». Вместо того, чтобы жаловаться на нехватку средств, он заявил о… незаконности существования редакции. По словам юриста, «Спектр 26» вещает поперёк лицензии аж с 2009 года. Дескать, чуть ли не сам президент постановил, что вести передачи на «первой кнопке» имеет право только ВГТРК, и никакое другое СМИ врезаться со своими материалами в их программы не может. Есть, правда, ещё вариант ­ не называть железногорское радио «средством массовой информации». Но тогда рано или поздно претензии предъявит Роскомнадзор, и закроет редакцию как нефункционирующую.

Что характерно, пламенный спич господина Черенова особого впечатления на депутатов не произвёл ­ вместо того, чтобы проникнуться юридическими сложностями, те начали задавать неудобные вопросы.

­ Если вы считаете, что деятельность редакции незаконна, как же сегодня выходит радиопередача? Получается, руководство ГТС сознательно нарушает закон, и прокуратура на это никак не реагирует? ­ поинтересовался Анатолий Новаковский.

­ Вы говорите, что с 2009 года находитесь в подвешенном состоянии. Что конкретно сделано руководством и вами, как юристом, чтобы привести документы в юридическую норму? ­ пустил в ход тяжёлую артиллерию Владимир Дубровский.

Депутат Анатолий Ощепков, окончательно развеял в прах доводы юриста ГТС, произнеся всего лишь одну фразу:

­ В письме Тюнина зампредседателю Совета депутатов Анатолию Коновалову от 16 декабря основным лейтмотивом являются экономические факторы. И ни слова не говорится о юридической коллизии.

Нет связи

Но это, можно сказать, была только завязка ­ самое интересное собравшихся ждало позже. Так и не добившись внятного ответа на свои вопросы от юриста ГТС, депутаты предоставили слово редактору «Спектр 26» Татьяне Фирсовой. И вот тут стали выясняться забавные подробности.

Оказывается, рассказывая о серьёзных проблемах с Роскомнадзором, Владимир Черенов, мягко говоря, слукавил. Во­первых, приложение к договору с КГТРК позволяет железногорской редакции идентифицировать себя как СМИ, называя выходные данные во время передачи раз в году. Во­вторых, такое положение дел Роскомнадзор вполне устраивает ­ в конце декабря Татьяна Михайловна лично доставила в ведомство диск с записью программы, где прозвучала необходимая информация о статусе редакции, И этот диск там приняли, заверив, что никаких претензий у инспекторов надзорного органа к «Спектру­26» нет. А в­третьих, выяснилось, что слова об убыточности местного радио ­ мягко говоря, преувеличение. Поскольку в Железногорске к проводному вещанию нынче подключены почти 22 тысячи квартир, а это ­ треть жилищного фонда ЗАТО. Да, на содержание редакции в год уходит 3 млн 800 тысяч рублей. Зато и приносит радио более 5 млн 200 тысяч дохода. Который, без сомнения, получен при деятельном участии журналистов «Спектр­26». (Ведь, будем честными, мало кому нужно радио без местного контента).

И вот тут случился переломный момент. Чувствуя, что поддержки депутатов руководству ГТС не видать, в полемику вступил главный инженер предприятия Николай Бабинов. И всё встало на свои места: если выступление юриста Черенова было более или менее корректным, Николай Прохорович в полной мере продемонстрировал отношение руководства к своему СМИ.

­ Татьяна Михайловна всегда говорит, что, если редакции не будет ­ проводное радио развалится. При этом целый месяц в период выборов мы работали без «Спектра» и за это время на ГТС позвонили всего 38 человек! И в сентябре на «девятом квартале» радио работало без врезок, так вообще никаких сигналов не было, ­ победно возгласил он.

И моментально получил отлуп от депутата Ощепкова:

­ Зато у меня все телефоны оборвали. Просто у вас связи с населением нет. Поэтому и звонили не вам, а в редакцию и мне.

Кто звонил Тюнину?

И вот тут, наконец, случилось то, чего все ждали с самого начала комиссии. За отсутствием «виновника торжества» ­ то бишь, Тюнина, главный вопрос Анатолий Новаковский задал Бабинову.

­ Я хочу узнать, кто придумал закрыть городское радио? ­ спросил парламентарий.

­ Как «кто придумал?» ­ растерялся от прямоты председателя комиссии главный инженер ГТС. И попытался снова пуститься в экономические хитросплетения, но был безжалостно прерван Новаковским.

­ Я не зря спрашиваю, хочу знать: или Тюнин это сам придумал, или получил команду сверху, от Пешкова, например.

Как говорится, куда уж прямее. Неудивительно, что после этого вопроса пауза слегка затянулась. На Бабинова было любо­дорого посмотреть ­ растерянный (такие эмоции уж точно не подделаешь), тот промямлил:

­ Я вам этого сказать не могу ­ кто звонил или не звонил…

Вот оно! Будь этот диалог эпизодом из старого советского детектива, в этот момент следователь обязательно остановился бы напротив собеседника и, вперив в него грозный взгляд, спросил: «А почему, собственно, вы говорите «звонил»? О телефонных переговорах разговора не было!». И всем зрителям сразу бы стало ясно ­ некое распоряжение директор ГТС получил­таки по звонку сверху, вот теперь и расхлёбывает.

Но поскольку присутствующие на роль следователей не претендовали, после несостоявшегося «каминг­аута» все плавно перешли к прениям. В результате коих единодушно решили: ГТС должно оставить редакцию в покое, а парламент в ближайшее время рекомендует ­ нет, не предприятию, администрации ЗАТО (!) ­ принять исчерпывающие меры по сохранению СМИ «Спектр­26» и местного радиовещания с учётом его социальной необходимости для населения. Что это значит, спросите? Да всё просто: теперь любое действие против редакции городского радио будет считаться началом большой войны. Только уже не с подчинёнными­журналистами, а с депутатами. Так что самое время инициаторам закрытия «Спектра­26» задуматься ­ а оно им надо?





Новости

В регионе В России В мире
  • Мариинка. Ремонт на старте

    Мариинка. Ремонт на старте

    18.10.2018

    Подрядчик ООО «Строй СИТИ» с начала недели приступил к демонтажным работам на трёх этажах здания бывшей школы №176, будущей Мариинской гимназии.

  • Брошенок эвакуировали

    Брошенок эвакуировали

    18.10.2018

    В Железногорске продолжается работа по эвакуации бесхозяйных и брошенных автомобилей.

  • Послание размуровали

    Послание размуровали

    18.10.2018

    Накануне столетия комсомола из стены городского ДК извлекли замурованное в 1968 году послание комсомольцам 2018 года.

  • Театр открыл сезон

    Театр открыл сезон

    18.10.2018

    Железногорский театр оперетты открыл свой 6-й творческий сезон.

  • На борьбу с фальсификатом

    На борьбу с фальсификатом

    18.10.2018

    Краевые общественники займутся проверкой качества продуктов в детсадах и школах региона.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы