НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Пять вечеров с Эдуардом Безобразовым

Комментариев: 0
Просмотров: 10587

Инна АКИМОВА.

04.05.2017 00:00

Пять вечеров с Эдуардом Безобразовым

(Продолжение. Начало в N16)

Мы продолжаем разговор с независимым журналистом, политическим обозревателем Эдуардом Безобразовым.

- Эдик, мы с тобой долго тут говорили о том, что у Железногорска экономическая ситуация очень сложная, город сам денег не зарабатывает. Бизнес, кстати, тоже загибается: у предпринимателей денег нет даже на рекламу ­ вообще нисколько.

- Ну, ­так. Вот эти показатели собственных доходов города ­ не спроста. Экономика­то падает, она реально держалась в стране на нефти и на газе. Теперь всё ­ приехали.

- Как Немцов сказал в одном из своих последних интервью, что большинство в стране считают эпоху Путина лучше эпохи Ельцина, потому что оценивают власть «исключительно с позиции кошелька». Мол, в 90­е годы зарплата была 150­200 долларов, сейчас 1000­1500 долларов. Машины все покупают, за границу ездят. И в этом все видят заслугу Путина. А Немцов говорил, что это счастье было за счёт дорогой нефти. В 90­е, когда Немцов был министром топливной энергетики, нефть была 10 долларов за баррель, и он говорит: «Мне снились 20 долларов за баррель, и Россия ­ это Кувейт». Потом нефть стала 115 долларов за баррель, и все начали жить хорошо. А сейчас цена на нефть в два раза упала ­ и всё, кирдык стране сразу.

- Вот если бы они со снижением цен на нефть воровать бы соответственно меньше стали ­ мы, может, и не так сильно ощутили бы этот кирдык. А они же воровать с перепугу стали больше ­ компенсируют недостатки. Дальнобойщики платят теперь дополнительный «налог Ротенберга», и вынуждены работать себе в убыток. А Ротенберга зато освободили (причём задним числом) от уплаты налогов. Ну это же праздник просто какой­то!

- Правильно, у него же недвижимость и счета в Италии арестовали. Госдума всё пыталась закон принять, чтобы всем бизнесменам, попавшим под санкции, компенсировать потери из бюджета страны. Потому что в Думе миллиардер на миллиардере сидит. Не прокатило. Тогда всех «пострадавших от санкций» освободили от налогов. А то обидно, имущество прямо на глазах уплывает…

- Это какой­то пир во время чумы! Этот владелец города Железногорска Курской области, который отсидел при Советском Союзе 8 лет (ему дали по трём статьям уголовного кодекса), узбек…

- Алишер Усманов.

- Вот­-вот. Яхту приобрёл за 600 млн долларов. Я сам до сих пор поверить не могу, когда читаю: яхта за 600 млн долларов! Я просто не представляю, из чего она должна быть сделана? Нашему Железногорску для хорошей жизни нужен бюджет 7 млрд рублей, подели на баксы. Сколько таких бюджетов надо, чтобы купить яхту? Меценат, ё­моё. Давайте, говорят, мы вам поставим детские городки, а сами в это время ­ раз так ­ яхту себе за 600 млн долларов. И ведь это же не секрет, весь интернет пестрит этими сообщениями. Один купил яхту, второй, третий. Реально можно себе представить ситуацию столетней давности, когда в Питере нет хлеба, все дороги снегом замело, все стоят в очередях, а в это время какой­нибудь Распутин в кабаке морды бьёт.

- Ну и как при таком расслоении доверять власти?

- А никто власти и не доверяет. Сто лет назад офицеры царской армии говорили, что из дворца проведён кабель, и царица сливает всю информацию по прямому проводу Вильгельму кайзеру. Не конюхи, не дворники ­ офицеры, которые, казалось бы, знают, как всё это устроено. И сейчас, когда в Питере вагон взорвали в метро, все сразу сказали: а, ну понятно, дело же идёт к президентским выборам. Сказали и «правые», и «левые». Политика столетней давности вернулась. Никто не верит власти. Помнишь, это ленинское определение революционной ситуации: когда верхи не могут…

- А низы не хотят.

- Вот оно, пожалуйста. Одни уже ничего не могут, а другие просто на всё забили. Я тут где­то в «Ведомостях» читал: очередная схема обналичивания денег (не у крутых, а у пролетариев) ­ пойти взять какую­нибудь дорогую вещь, сдать её в ломбард и выкупить по кредитке. Меньше расходов на снятие денег. И все сразу закричали: «что­то надо с этим делать, они же нас обворовывают!» Ну, давайте, ещё какой­нибудь закон примем, что тут ещё делать? Можно приговаривать к высшей мере сразу. За что не схватись ­ всё падает.

- Ну, у нас­то ГХК и ИСС не падают.

- Смотрю паблик ГХК вКонтакте: «Наши предки построили реактор вопреки всему!» Я пишу: вопреки чему? Нет, ну понятно, что работа проведена огромная, титаническая, но надо учитывать, какое бабло сюда было впалено ­ обобрали страну ради этого «ядерного щита», который, строго говоря, не пригодился. И всё остальное ­ это допущения: стали бы нас бомбить, не стали бы бомбить… Мы реально просидели полвека на этом плутонии, и сейчас начинаем куда­то там его рассовывать, причём никто ещё не сказал, что это будет экономически выгодно ­ переработка этого оружейного плутония. Я не слышал, по крайней мере, такого. А они там: «технологии три плюс». Какие технологии? Где? Кому? Вы сначала сделайте просто автомобиль, чтобы он не разваливался на ходу. А так, как там у Стругацких? «Смутное ощущение каких­то громадных возможностей». И эта пропаганда, к сожалению, как от журналистики началась ­ бред этот ­ и, как круги по воде, по всей стране распространилась. У нас всё так пузырится невозможно. Помнишь, приехал Медведев в Красноярск на первый крымнашевский митинг ­ и тоже там говорил: мы никому не позволим учить нас жить, мы будем сами по себе, мы молодцы, мы герои. Ну­у­у? Пять, шесть, семь лет прошло ­ где? Два с половиной миллиарда закопаны в болоте, где доходы? Ну хоть какие­нибудь? Ну хоть что­то? Хоть что­нибудь работающее покажите! Я помню прекрасно, в 2011­м году в Подгорном на Химзаводе с большущей помпой показывали журналистам два работающих предприятия ­ оба они, в принципе, могли поместиться в этой комнате. Один какие­то пластмасски выпускал, небольшая линия была, и у второго ­ примерно такая же фигня. Но хоть что­то было. Они специально в кустах посадили каких­то московских чертей, которые представились бизнесменами и сказали, что жить не могут без этой продукции и сидят тут три месяца на чемоданах, вагоны стоят открытые и ждут, когда же, наконец, им привезут эту полиэтиленовую упаковку. Такую, которую, знаешь, ещё щелкать можно пальцами. Ну ладно, враньё­не враньё, но хоть было, что показать. Всё было понятно: у Химзавода пустующие площади, вот люди, которые что­то производят. Ну хоть так! Ну? Два года летом будет ­ где они все?

- Пустомели. Эдик, у Баха были шансы остаться ещё на один срок?

- На самом деле, он тоже глупостей понаделал. Хотя, в принципе, если бы не снег этот, который валил неделю, ­ да, были. А снег ему, конечно, засыпал голову.

- Природа была против, чтобы он оставался.

- Да и к лучшему для него, наверно. Ты же видишь, что потом началось ­ просто заводят уголовные дела и сажают, виноват ­ не виноват. Эпоха либерализма как раз тогда и закончилась. А потом мэров начали тупо сажать. Есть за что, не за что… Ощущение, что позвонили сверху: этот надоел. Чик ­ уголовное дело, в камеру. И годами идёт следствие. И кто­нибудь из подчинённых, к примеру, не хочет сидеть, идёт, пишет соглашение со следствием, всё признает, и на основании его показаний, которые суд не проверяет (такая у нас интересная иновация в Уголовном Кодексе), сажают дальше всех уже просто автоматом. Ну чем не праздник! Ну и Баха бы посадили. Не слишком он был сдержанный на язык, много себе врагов напилил тоже.

- А сейчас смотри, как интересно складывается: вертикаль ­ она однозначная, трудно себе представить, что Медведев или Пешков что­то скажут против Толоконского. Вот КРЭК предложил прикрыть Гортеплоэнерго: мы, типа, вам снизим тарифы. А следом на другом совещании Пешков говорит: «Я не вижу возможности снизить тарифы». А наши чиновники, какие бы ни были, они физически отвечают за это всё. Пешков просто прекрасно помнит взрыв на ГХКовской электроподстанции. И сейчас, думаю, у него холодный пот выступает, когда он представит такой вот карачун где­нибудь 3 января. Тут он хотя бы матом­перематом, табуретками, но может воздействовать на Гортеплоэнерго ­ это муниципальное предприятие. А не будь Гортеплоэнерго? В коммерческой фирме кто­то что­то делает, либо не делает, а наручники­то ему принесут. Чуть что: «Кто у нас отвечает по уставу за теплоснабжение города? Городская администрация. Идите сюда, товарищ… присядьте». Конечно, нафига ему этот праздник жизни? Его, думаю, додавят, и он, конечно, согласится на всё. Но ты понимаешь, уровень принятия решения какой? За то, что он не согласовал разгром Горэлектросети или не согласует убийство Гортеплоэнерго ­ скорее всего, ему ничего не будет. На него будут косо смотреть, будут недодавать где­то денег (как Баху всё время прокручивали), но катастрофы большой не будет. Ты посмотри, они ведь сейчас на всё соглашаются, что им предлагают, а доходы города всё равно не увеличиваются. Мало того, они уменьшаются. Хороший ли ты, плохой, денег нет в стране. На дворцы не хватает, а вы тут со своими школами лезете. Никто из окопов уже не вылезает, все сидят, чай потихоньку пьют ­ ну чё там, идёт война? Ну фиг с ней. А средства массовой информации ­ где они? Их нет вообще! Исчезли как факт. Прям до смешного: читаю какую­нибудь Белобровку, она пишет про слияние садиков ­ то есть фактура какая­то укладывается, и кажется, вот­вот­вот… и тут, как сказала на поминках у Наумовой Головинкина (директор ЦОС ­ авт.), журналист «знает, где остановиться». Это, оказывается, достоинство. Вот как раз в том месте, где нужно делать вывод из того, что ты тут понаписал. Спрашивается, зачем тогда рвали лифчики на себе? А тут энергобезопасность города! Ну, если они могут снизить тариф, пусть они его сейчас и снижают. Почему всё время что­то надо забрать за это? Они же реально забирают себе ­ то есть, городская собственность городу не принадлежит теперь. В своё время отдали объекты ЦМСЧ­51 Москве. Всё, никаких возможностей повлиять на ФМБА не осталось. Они что хотят, то и делают. У меня по этому поводу слов нет уже, одни маты. Путин сколько раз обещал что­то поправить, где оно это поправление?

- Там всё хуже и хуже, Ломакина опять выдёргивали в Москву, грозятся понизить зарплаты на 6%.

- И оно везде так. А у нас люди за счёт суженого кругозора ­ а это большой привет средствам массовой информации, которые знают, где остановиться ­ думают, что это у них так всё плохо, а где­то там ­ праздник, типа. А праздник­то, ну, где? Остатки праздника у нас на ГХК, ИСС ­ вот они 700 млн НДФЛ, думаю, три четверти ­ это они, два предприятия, закрывают. А с прибыли остальных городских предприятий ­ доход 4 млн, вот тебе и вся разница. А кто бы объяснил людям, что происходит? Катастрофа происходит. А журналисты в это время сопли жуют. Помню, как мы при Воротникове бегали, какие­то постановления вытаскивали, какими­то партизанскими путями что­то искали. Сейчас всё в открытом доступе лежит! Все официальные документы. Ну до того интересно их читать! Берёшь: по «Северному воздушному мосту» ­ опа! ­ простили им кредит. Ну чё вдруг­то? Ладно, там 25 лет этому проекту, и как ничего не было, так ничего и нет. Но почему они не могут долги свои в бюджет вернуть? Очень себе трудно представить, что не откатили они за такое постановление. Пешков, как обычно, соскочил куда­то, типа в отпуск, а Проскурнин тут начал прощать всё подряд! Та ещё зайка. Ну, тут невозможно себе ничего другого представить. В декабре 2010 года (семь лет прошло!) они провели два конкурса, победители обещали выполнить работы за 24 часа. Вот как раз в те времена Медведев ещё был президентом, он говорил: за 24 часа ­ это стопроцентный признак коррупционной сделки. Ничё, нормально, никого это не беспокоило. Милиция, ФСБ, прокуратура, Следственный комитет ­ тьма народа их тут. Вот оно, пожалуйста, в открытом доступе, ничего не надо искать. Причём я про это каждый год по три раза на всякий случай напоминаю. Вдруг, думаю, где­нибудь начальник какой­нибудь поменялся, захочет карьеру себе сделать: чик ­ в камеру, чик ­ в камеру... Да они уже сами по себе это делают, по­моему, без всякой команды из Москвы. А, не понравился ­ чик ­ в камеру. Посадить можно практически любого, я так понимаю, это не Баховцев: берёшь ­ а там такой хвост уже сзади. И это тоже журналисты виноваты, ну очевидные же вещи происходят! А, ура­ура, погнали, борьба с коррупцией! Ну, какая же это борьба с коррупцией? Не может она быть выборочной, по необходимости. А «вот этого надо посадить, ну давайте поборемся с коррупцией». А сами сидят и в три горла едят.

- Я смотрела как­то аналитический обзор, почему, мол, Россия не может выбраться из кризиса ­ там коррупция стояла на первом месте.

- Проблема коррупции не в том, что воруют, а в том, что работать не дают. Умеренный уровень побора ­ хрен бы с ним, он на самом деле не мешает. Всегда и везде крали, крадут и будут красть. Но они же реально не дают работать. Человек потыкался­потыкался и сказал: да пошли вы все, собрался и уехал в какую­нибудь Черногорию или Малайзию, там вообще тепло. Нафига здесь упираться? Вся история про промышленный парк сюда и укладывается. Ну какой дурак здесь будет работать? Зачем? Украсть и убежать ­ это да, это просто. Те же самые люди, которые сочиняли при Катаргине бизнес­планы, они все тем же самым занимаются сейчас. Только Горбунов у нас теперь представитель бизнес­омбудсмена. Милейший человек. Интересно, он на своих лекциях предпринимателям про «Мехмаш» рассказывает? В этой стране, к сожалению, нельзя так: «это прошло» ­ и всё, отложили. Оно никуда не ушло. Оно прямо здесь же стоит. Только ты отвернулся ­ оно уже у тебя за столом и ноги положило сверху.

(Продолжение следует.)





Новости

В регионе В России В мире
  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы