НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Санаторий «Ромашка», или Добро пожаловать в ИВС

Комментариев: 0
Просмотров: 5173

Екатерина ГРИГОРЕНКО.

16.08.2018 00:00

Санаторий «Ромашка», или Добро пожаловать в ИВС

В народе говорят: «от сумы да тюрьмы не зарекайся». Поговорка известная, её знают все, однако мало кто воспринимает всерьёз. Дескать, «где я, а где тюрьма». И неудивительно, многие уверены: достаточно вести умеренный образ жизни, не связываться с криминалом и никакое «лишение свободы» им не грозит. Однако, как показывает практика, оказаться за решёткой не так уж и сложно.

 

Ты можешь не хулиганить, не грабить старушек в подъезде, не воровать и не убивать, и всё равно вкусить прелести жизни в заключении. Например, за забывчивость и невнимательность. Я не пугаю. На самом деле оказаться «заключённым» может кто угодно – невзирая на пол, социальный статус и заслуги перед обществом. Достаточно вовремя не заплатить какой-нибудь 500-рублёвый штраф или проехаться за рулём «под мухой» – и вот, вас уже везут сюда: в изолятор временного содержания.

 

За колючей проволокой

Если вы не в курсе, где находится железногорский ИВС – подъедьте как-нибудь к зданию отдела ГИБДД, что на Курчатова. На фоне массивного строения пристройка справа не слишком бросается в глаза, однако стоит зайти во «внутренний дворик» – поближе к гаражам, и всякие сомнения отпадают. Здесь тебе и высоченная кирпичная стена, и тяжёлые металлические ворота, увенчанные сетчатым ограждением, и «гирлянда» классической колючей проволоки, и прожекторы, не оставляющие ни малейшего шанса любой тени на обширной территории. Короче, всё более, чем серьёзно. И особенно остро понимаешь это уже на входе – во время проверки документов. Если нас – гостей – проверяют с таким тщанием, как же досматривают тех, кому предстоит провести здесь какое­
то время?

За воротами, вопреки ожиданиям, места не так уж и много. Несколько шагов вперёд – и ты упираешься в толстую решётку (чтобы войти, нужен ключ), дальше – с одной стороны крылечко, с другой – место для прогулки заключённых. Если вот прямо сейчас вы представили себе изрядную площадку, по которой, заложив руки за спину, ходят по кругу люди в полосатых «пижамах», можете отмахнуться от этого видения. В ИВС зоны для «моциона» выглядят совсем иначе. Представьте себе высокую и вместительную (размером с полторы гостиных) комнату без окон, у которой передняя стена и потолок сделаны в решётчатом стиле «клетка для диких животных». Напоминает вольер из зоосада, только вместо сучьев, камней и прочего «природного антуража» здесь установлены скамейка с бетонным основанием и урна. Можно курить, загорать, мерить площадку шагами, разминаться. На мужской половине по просьбам «отдыхающих» установлен ещё и турник. Так что ежели кто-то из местных «клиентов» пожелает вместо поглощения табачного дыма зарядить себя на здоровый образ жизни ­ никаких проблем не будет – отжимайся, сколько сможешь. Но только в течение часа – время пребывания на улице ограничено, всё-таки не кружок спортивный – место заключения.

 

Под постоянным контролем

Стоит сразу сказать, что в России изоляторы временного содержания по закону не относятся к системе исполнения наказаний (ГУФСИН), которая отслеживают все зоны, тюрьмы и СИЗО. Это – вотчина МВД, предназначенная исключительно для «отсечения от реальности» «административных» правонарушителей (преимущественно – граждан, вовремя не оплативших штрафы) либо «передержки» подследственных, подсудимых и тому подобных криминальных деятелей. Именно поэтому порядки здесь чуть более либеральные, нежели в тех же СИЗО. Подследственные и «административники» живут по принципу равенства, в одинаковых условиях. Что касается содержания – камеры чем-то напоминают самый экономичный вариант какого-нибудь российского хостела. Чистенько, даже постель меняют раз в неделю (по пятницам – в банный день). Четыре лежачих места (два вверху, два внизу), стол со скамьёй, полочки, раковина, в углу – «клозет». Довольно цивильный, между прочим – стоячий унитаз на высоком подиуме прикрыт «приватной перегородкой» в полчеловеческих роста. Да, интимную обстановку не создашь, однако – не на виду, к тому же, сотрудники изолятора могут быть точно уверены – ничего плохого заключённый с собой не сделает. А это, согласитесь, важно.

Туалет, пожалуй – единственное место, куда «не добивает» обзор зарешеченных окон в дверях камер. Впрочем, заключённые вовсе не чувствуют, что постоянно находятся «на просмотре»: окошки прикрыты жалюзи, которые открываются только по необходимости.

– Конечно, мы постоянно контролируем обстановку, – рассказывает дежурный группы режима ИВС, Алексей Поцекин. – Проверяем, чем люди занимаются, как себя ведут. Здесь установлена система видеонаблюдения, так что в мониторах можно увидеть каждый уголок здания. Причём присмотр за заключёнными у нас круглосуточный, для этого в камерах постоянно горит свет, даже на ночь мы оставляем включенной одну лампу. Так положено по правилам.

 

Казённый «коммунизм»

Впрочем, несмотря на полный контроль, ничего особо интересного в мониторах не увидишь – большинство «сидельцев» предпочитает в камерах отсыпаться. Да-да, здесь никого не отправляют мести дворы или помогать на стройке – крылатое «огласите весь список, пожалуйста» в принципе не звучит. Вот и остаётся «клиентам» отдыхать по полной программе.

– Поскольку у нас запретов меньше, чем в системе ГУФСИН, можно в течение дня лежать на кроватях. И все, особенно подследственные и подсудимые, этим пользуются, – рассказывает майор полиции, начальник ИВС, Виктор Ухарский. – Спят, читают книги (у нас есть своя библиотека), общаются, едят (питание трёхразовое, обязательно мясо, рыба, супы – авт.), пьют чай с печеньками (по запросу им носят кипяток из кухни, а «вкусняшки» в передачах близкие отправляют), изредка ходят в комнату молитвы (по просьбам заключённых открыли), снова спят. Как на курорте. Мы иногда шутим, что у нас здесь санаторий «Ромашка» – бюджетно, конечно, зато всё за счёт государства.

Тем не менее, даже ощущение пребывания «в коммунизме» не делает местных обитателей счастливее. У них всегда найдётся, на что пожаловаться. Кому-то не нравится, что вода в душе холодная (а куда деваться, если по всему микрорайону такая?), кому-то кажется, что порядки строгие, а кто-то просто недоволен тем, что вообще оказался здесь.

– Я за рулём пьяный попался, – поясняет нам один из заключённых, – задержали, в суд привезли. Не понимаю, если могли штраф назначить, зачем они меня сюда? Заплатил бы, а вместо этого придётся сидеть здесь десять дней на шее у государства!

Что характерно, теперь штраф мужчине не грозит, а это ни много, ни мало – 30 тысяч рублей. Но и факт экономии бюджета его не утешает.

– Как бы терпимо здесь ни было, люди всё равно оказываются вырванными из привычной им среды, а это пережить не так уж и просто, – продолжает Виктор Ухарский. – Существование здесь однообразное, к тому же, ты лишаешься удобств, которые кажутся тебе естественными. Например, у нас были случаи, когда заключённые возмущались, что им запретили здесь воспользоваться доставкой суши и пиццы (по правилам такие продукты передавать нельзя – авт.). Многих угнетает постоянное пребывание в четырёх стенах. Конечно, каждую жалобу мы рассматриваем, по каждой даём ответ, мало того, у нас есть информационный стенд, там – номера, куда можно обратиться, сведения об уполномоченном по правам человека в Красноярском крае. Но поскольку мы всё делаем по закону, жалобщики обычно получают ответы с разъяснениями, и на этом всё заканчивается. Ведь, как ни крути, а причины всех неудобств, которые испытывают в ИВС заключённые ­ в них самих. Они же не просто так сюда попадают – за правонарушения. Это надо понимать.

…Тяжёлая дверь с лязгом захлопывается за твоей спиной, и ты, наконец, вдыхаешь полной грудью. После узких коридоров и ограниченных стенами камер, небо кажется выше, лес – шире, ветер – свежее. Пожалуй, ценность свободы можно осознать, только побывав в местах заключения. Даже после часа в «либеральном» ИВС понимаешь: в санаторий «Ромашка» лучше не попадать. Поэтому маленький совет: решая, потратить свои «кровные» на штраф или очередную покупку в магазине – сделайте выбор в пользу штрафа. Иначе имеете шанс узнать, как живёт изолятор, лично. Оно вам надо?





Новости

В регионе В России В мире
  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии