НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Константин ВАЛЮХ: «Для меня главное – безопасность»

Комментариев: 0
Просмотров: 3461

Беседовала Екатерина ГРИГОРЕНКО.

19.12.2018 00:00

Константин ВАЛЮХ: «Для меня главное – безопасность»

Его имя хорошо знают железногорские автомобилисты: общественник и автоюрист Константин Валюх для них – и бесплатный консультант, и переводчик с чиновничьего на человечий. Уже год Константин ведёт во Вконтакте паблик, где разъясняет подписчикам их права и знакомит с тонкостями законодательства, связанного с вопросами дорожного движения.

А ещё он – тот самый блогер, что рассказал жителям ЗАТО о всех нюансах едва не сорвавшегося дорожного ремонта 2018 года. И не только: на его счету борьба с нарушениями при расстановке дорожных знаков, ямочном ремонте, содержании полотна и так далее, и тому подобное. Короче, просто кладезь знаний о дорожной ситуации в городе. И этими  знаниями Константин согласился с нами поделиться.

 

– Константин, ты – человек занятой: консультации, встречи, клиентов хватает, чего тебя в блогерскую деятельность-то понесло?

– Изначально я создал паблик, чтобы рекламировать себя и свои услуги. А потом, когда уже стал работать, осознал, что мне интересно просвещать людей. После этого паблик был переформатирован. Теперь я там разъясняю законы и нововведения, которые сейчас постоянно выходят. Изначально пошёл по болевым моментам ­ рассматривал элементарные вопросы, вроде таких: «Попал в ДТП, у меня страховка, у виновника ­ нет. Что делать?» Сейчас прихожу к выводу, что нужно вообще всё с азов разъяснять. Результаты последнего проведённого мною опроса о том, кто может останавливать авто ­ шокировали. Оказывается, уровень знания ПДД у нас крайне низок, надо работать в этом направлении. А учитывая, что я ещё преподаю в автошколе, есть понимание, что люди, окончившие учёбу лет 20 назад, ездят ещё по старым правилам, а они-то меняются (только за этот год три раза нововведения были). Потому что людям надо разъяснять всё на человеческом, а не дельфиньем чиновничьем языке.

– Порой в этих разъяснениях и наши градоначальники нуждаются. Не зря же ты то и дело устраиваешь им разносы.

– Считаю, каждый должен делать то, для чего он посажен на конкретное место. Тема дорог появилась, когда начался ямочный ремонт. Есть требование закона – правильно огораживать эти места, было видно, что это не выполняется, значит, ставится под угрозу здоровье водителей, пешеходов, детей. Я для себя определил цель: добиться, чтобы исполнялись законы, если не в стопроцентном объёме, но хотя бы близко к этому уровню. Потому что по закону установлен приоритет ответственности государства перед ответственностью водителя. То есть государство, и в частности – муниципальная власть, должно обеспечить все условия для безопасного движения. В нашем же городе позиция лиц ответственных иная: зачем мы будем что-то делать, если там ещё никого не сбили?

– И как, прислушиваются к тебе чиновники, что-то меняется?

– В этом плане не могу не отметить КБУ и лично Николая Николаевича Пасечкина. С ним у нас сложился диалог, проблем как таковых вообще нет. А вот в подразделениях администрации просто делают вид, будто меня не существует. Типа, «да кто-то там шевелится, но нам это неинтересно». При том, что я всегда неоднократно подчеркивал: я готов работать с администрацией. Если честно, у меня нет желания мочить кого-то в сети, это уже вынужденная мера, чтобы получить хоть какие-то реакции. А как только я начинал громко высказывался, сразу же что-то происходило – пусть небольшие изменения, но были. Например, реакция на мой пост о перекрёстке Комсомольская-Маяковского. Там посреди дороги вырезали яму, ни одного знака не поставили. Буквально через три часа после выхода поста пресс-служба мэрии отчиталась, что всё уже на месте. Тогда я был удивлён, понял, что меня читают, видят.

– А самые «громкие» посты у тебя были, конечно, по ремонту Курчатова. Буквально по полочкам всё раскладывал, тем самым даже журналистам работу упрощал.

– Да, это громкая история. Было достаточно тяжело, ведь там вопрос касался бюджетных и финансовых отношений, в которых я далеко не специалист. Приходилось лезть в законы, штудировать их. А куда деваться? Полдороги асфальта сняты, знаков нет, все ездят, как могут. Я пытался это изменить, в том числе объясняя, что происходит. Хочу сказать: по-прежнему не согласен с расторжением контракта с подрядчиком (фирмой Басенцяна) по взаимному согласию. Понятно, нужно было успеть всё переиграть. Но формат документа, где был прописано, что никто ничего не делал, поэтому никто никому ничего не должен – крайне неприемлем. Тем более, когда весь город видит, что это неправда. По сути, Железногорск мог получить дополнительные деньги, забрав обеспечение этого контракта. Упустили возможность. Также я не согласен с тем, что в итоге уже другой подрядчик (ДСУ) не стал укладывать геосетку под предлогом того, что она, якобы, не даёт никакого эффекта. Странное дело: при ремонте улицы Ленина и почти всей улицы Курчатова эффект был – и вдруг внезапно на последних метрах самой болотистой местности сетка не понадобилось. Очень странное решение.

– Ещё более странным было одновременное проведение аукциона и запроса котировок на ремонт Курчатова. До сих пор не понимаю, как УКС выкрутился.

– Если честно, я тоже. С точки зрения закона, это было неправильно. Историю помнишь? Аукцион не состоялся, объявили запрос котировок, в это время пришла  жалоба в ФАС, что аукцион отменён незаконно и его надо восстановить. Что делает руководитель УКСа? Говорит: «Мы ничего не получали», хотя в интернете всё размещено. Очевидно,  это было сделано для того, чтобы закончить запрос котировок. В итоге, когда запрос вступил в завершающую фазу, в мэрии получили бумагу, возобновили аукцион, после чего сказали: «Вы знаете, мы передумали, нам ремонт дорог не нужен». И процедуру отменили. Хотя котировки на этот самый ремонт всё ещё продолжались, то есть противоречили самим себе. Понятно, хотели успеть выполнить работы. Однако с точки зрения исполнения закона, я это считаю полнейшим нарушением.

– А вот кое-кто в администрации считает, что блогеры всё испортили. Мол, поскандалили с первым подрядчиком ­ Басенцяном, вот он из города и сбежал.

– Ну, там точно не блогеры виноваты. История тёмная с этими подрядчиками, думаю, они изначально ничего не собирались делать, конкурс был выигран с какими-то другими целями. А история с блогерами – просто эпизод. Фирма Басенцяна в прошлом году работала в Красноярске, они там тоже общались с блогерами и общественниками, таких реакций не было. Так что изменилось теперь?

– Зато какая была реакция на заваленную работу УКСа у мэра города! В местных новостях его слова запикивать пришлось. Жаль только, для осознания этого фиаско нашим градоначальникам потребовалось, чтобы ещё  завалился капитальный ремонт крыш, не освоили деньги на восстановление памятника Ленину, на Саянской поребрики не поставили. Только после этого с руководителем УКС распрощались.

– К сожалению, так. Я считаю, всё это надо было гораздо раньше решать. Ещё когда стало понятно, что срыв ремонта произошёл не из-за подрядчика, а из-за, того что слишком поздно начали процедуры. Уже тогда хотелось увидеть реакцию власти. Чтобы было понятно: Сергей Васильевич у нас не неприкасаемый, и на него управа найдётся. Но этого не случилось

– Да просто как всегда, ждали, пока проблема сама рассосётся.

– Не дождались, не рассосалась. До сих пор. Наверное, тут вопросы не только к Свиридову, ко всему подразделению. Такая работа ради работы – «прийти да отсидеть» – ничего не даёт. Поэтому в следующем году я не жду больших изменений. Они должны были сделать какие-то выводы, изменить подход к подготовке конкурсной документации, требований к ней.  Но сомнительно, что это произойдёт. Вон, у нас администрация готовит бумаги на ямочный ремонт – сколько раз я уже говорил: ребята, вы ссылаетесь на документы, которых давно нет, но они как штамповали типовые контракты, где только дата менялась, так и штампуют.

– Ямочный ремонт – вообще больная тема. Каждый год водители говорят одно и то же: от него проку нет.

– Дело в нехватке бюджетных денег. Их мало, хватает только латать дыры.  Другой вопрос, что есть иные источники. Они уже два года существуют – это национальный проект «Безопасные и качественные дороги» (БКД). В его рамках выделяются миллионы, если войти в программу, можно было бы получать кучу денег на укладку нового асфальта, но мы в нём упорно не участвуем.

– Как и в проекте расселения ветхого жилья.

– Да, это прямая аналогия. Возможности есть, но ничего не меняется. Я в ноябре был в Москве на международном конгрессе по организации дорожного движения. Услышал отчёт за 2018 год по «БКД». Выступали губернаторы, говорили: как же это классно, куча денег, дороги реально делаем, осваиваем средства. А у нас – ничего. Кстати, трасса Железногорск-Красноярск как раз сделана по этому проекту. Представьте, какие это деньги, какие перспективы! Меня уже в Красноярске не раз спрашивали, почему город не впишется в проект. Что отвечать – я не знаю.

– Остаётся только мечтать. Или смотреть в интернете ролики: вот едет машина, снимает асфальт, перемалывает, тут же выбрасывает, сзади катки его укладывают…

– Нам это не светит. У нас – бесхозяйственность. Весь снятый асфальт, который принадлежит городу, и можно было бы переработать по новой, либо отсыпать дороги в садах, просто тупо отдают подрядчику, который потом по пять тысяч рублей за Камаз его перепродаёт. Подрядчик подрабатывает, а мы теряем деньги, наше имущество. А ведь дело в простом желании что-то изменить к лучшему. Вот в Москве выступал глава Удмуртской Республики. Рассказал интересный пример: у них есть город Глазов, где 93 000 человек живёт, по сути это – моногород, где расположено предприятие Росатома…

– Ты словно про Железногорск рассказываешь!

– Вот и я о том. Так вот, в прошлом году губернатор приехал в Глазов, жители собрались и спрашивают: «Знаете, чем наш город знаменит?» Он думал – расскажут про предприятие. А народ ему: «Тем, что у нас самое большое количество магазинов автозапчастей на душу населения. Дорог у нас нет». Губернатор подумал, что это просто жалоба, а когда поехал по Глазову, уже через 15 минут был готов увольнять всех. Понял: делать-то что-то надо. А денег в фонде  дорожном нет. Тогда они подсуетились и заключили соглашение с Росатомом. Госкорпорация авансом выплатила в субъект налоги за своё предприятие, получилось 422 млн. В итоге, этим летом провели капитальный ремонт 37 км дорог. А за счёт снятого асфальта засыпали ещё 25 км грунтовых. При приёмке сделали жёсткий пятиступенчатый контроль, причём пятым этапом шли общественники, без их подписей работу не принимали. Так вот, Железногорск – ведь тоже атомный город. Росатом постоянно транслирует нам, что мы вместе, так почему бы ему нам тоже не помочь? Понятно, это не на уровне ЗАТО надо решать, на уровне субъекта. Но ведь субъект-то об этом должен кто-то попросить.

– Но это опять надо шевелиться, а как мы уже поняли, в мэрии у нас люди неподъёмные. Кстати, о мэрии: что за тему ты там затеял с ёлкой, которая возле администрации стоит?

– Это очень серьёзный вопрос. Смотри, главная ёлка – объект притяжения детей. При этом на площади нет пешеходных переходов, зато транспорта достаточно. Автомобили припаркованы, видимость никакая, а на дорогу с горки выезжают дети. Да, можно, конечно, поставить ограждение, но это не решает всех проблем. Дети ведь не только катаются, они ещё туда-сюда бегают, выскакивают на проезжую часть. Рано или поздно  беда будет. Считаю, раз уж поставили ледовый городок на площади – надо там перекрывать движение. В Красноярске не найдёшь ни одной ёлки, рядом с которой автомобили бы ездили.

– А как же наши чиновники, бедненькие, будут к администрации подъезжать?

– Через двор. Это не проблема, месяц и потерпеть можно. Либо закрывайте дорогу, либо не ставьте здесь ёлку. Ждать пока кто-нибудь пострадает – глупо и преступно. Поэтому я буду продолжать эту тему. И все другие, ранее начатые – тоже. Даже если кто-то будет этим недоволен. Ведь  для меня главное – люди и их безопасность, которую не так уж сложно обеспечить. Было бы желание.





Новости

В регионе В России В мире
  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

  • Прости-прощай

    21.05.2019

    Всё-таки главный тренер ФК «Енисей» Дмитрий АЛЕНИЧЕВ заявил об уходе. Это произошло на пресс-конференции после матча «Енисей» – «Динамо», который состоялся 19 мая на Центральном стадионе.

  • Служебная проверка

    09.04.2019

    В ГИБДД Назарово завершилась служебная проверка по факту получения начальником РЭО взятки за выдачу водительского удостоверения жителю этого города…

  • От пистолета до ножа

    09.04.2019

    В Зеленогорске пройдёт необычный турнир…

  • Эстафета: ждём очереди

    Эстафета: ждём очереди

    21.02.2019

    В Зеленогорске прошла эстафета огня Студенческих игр. На мероприятии побывали руководители железногорских учреждений спорта и культуры, а также представители дорожной службы и полиции.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы