ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Николай Крыштопа: вся жизнь - служение Канску

Комментариев: 0
Просмотров: 22621

Владимир КОЛПАКОВ

23.01.2013 00:00

Николай Крыштопа:  вся жизнь - служение Канску

В начале наступившего года один из старейших журналистов и краеведов Канска, почетный гражданин города Николай Савельевич Крыштопа отметил свой 90-летний юбилей. Этой дате и было посвящено заседание краеведческого клуба "Земляки", прошедшее в минувшее воскресенье в помещении центральной библиотеки имени А. П. Чехова. В этот день членами клуба «Земляки» была подписана поздравительная открытка с теплыми пожеланиями юбиляру, к которым мы от души присоединяемся.

 

В ходе встречи прозвучал рассказ о ветеране. Фрагменты записи интервью с Николаем Савельевичем мы и предлагаем вашему вниманию, желая сохранить памятные страницы истории Канска и его горожан.

Жизнь Николая Савельевича богата интересными фактами. Чего только стоит участие в Сталинградской битве! Но мы обратимся к более поздним годам, когда после госпиталя и учебы он был направлен в наш город в качестве преподавателя одного из военных училищ.

- Конец войны застал меня в Канске, - начинает свой неспешный рассказ Николай Крыштопа. - В 1944 году, после лечения в госпитале, меня направили на учебу в Новосибирск - был в то время такой СибКОП (Сибирские курсы офицеров пехоты). А после курсов меня прислали в Канск, где в то время были два пехотных училища - Барнаульское и Омское. Я как раз попал в Барнаульское и был поставлен преподавателем тактики. Проработал, наверное, года полтора, до сорок шестого года. В то время в каждом училище было по четыре батальона. В войну в офицерах, особенно младших, была большая нужда, поэтому учили очень быстро. А здесь война кончилась, потребность пропала. Училище было расформировано. У меня никаких перспектив в военной службе не было - виной тому близорукость. Надо было уходить, но сразу не решился, поехал в Закавказский военный округ, город Ахалкалак. Служил, а там своих таких "офицеров военного времени" не меряно: ребята уходят, увольняются. Я подумал и тоже рапорт написал, демобилизовался. И снова приехал в Канск.

 

- А почему именно в Канск?

- Так я же женился здесь! Познакомился с женой в Канске - она работала делопроизводителем в штабе Барнаульского училища. На моей родине, на Украине, село было сожжено дотла, родители жили в землянке, жилья нет. А здесь ее старики зовут: "Давайте, приезжайте". Вот и поехали в Канск с женой и сыном, который тогда уже родился.

Доучивался я после войны заочно в Красноярском педагогическом институте на историко-филологическом отделении, работал в стрелковом клубе при ОСОАВИАХИМе (существовала такая оборонная организация). Александр Максимов (отец художника Максимова) был его председателем. У Максимова был автомотоклуб возле кинотеатра "Север", стрелковый клуб, при котором я числился, значительное хозяйство. Он был депутатом горсовета и вел огромную работу в городе. Потом Максимов как-то вдруг заболел и договорился, чтобы меня назначили председателем на его место. Я это и делал, а еще каждый день ходил к нему в больницу: тогда было трудно с питанием, одни яблоки ему доставали, другие - продукты. К сожалению, его не спасли.

Напротив ОСОАВИАХИМа стояла столовая Райпотребсоюза. Там мы познакомились с Борисом Якимчуком, который работал в городской газете "Власть Советов" и время от времени просил меня что-то написать. И я стал выполнять отдельные задания, а потом пришел на постоянную работу. И проработал сорок четыре года.

Сначала работал корреспондентом, но недолго. Особо больших материалов я тогда не делал - так, заметки, да тогда иного и не требовалось. Газета выходила на двух страничках, а редактором был Калинин из Красноярска, который долго был редактором "Красноярского железнодорожника". Через полгода замредактора Борис Товстоногов ушел в "Красноярский рабочий", меня взяли на его место, а когда в 1951 году Калинин уехал в Красноярск, меня утвердили редактором.

Помню, моим заместителем был Вася Новиков. Однажды я уехал на совещание в Москву, а Вася мне звонит и говорит, что нам утвердили четыре полосы. И срочная телеграмма: "Как будем работать, заполнять такой объем? Мы не справимся?!" Паника большая была, но ничего не случилось. Мы выходили три раза в неделю на четырех полосах, потом пять раз в неделю. А затем была образована межрайонная газета "Заря Коммунизма", а "Власть Советов" сделали чисто городской газетой. К тому моменту нас в редакции было двадцать два человека.

 

- Николай Савельевич, Вы не помните, после войны выходили материалы о художниках? Была такая группа, в которую входили Бруно Диль, Борис Максимов, Анатолий Рубцов - брат поэтессы Любови Рубцовой…

- Про материалы не помню, но Бориса я хорошо знал, мы печатали его рисунки. Правда, платить много не могли, средств больших в газете не было никогда. И Любу Рубцову помню, и мать ее знал. Трагедию она пережила большую, была репрессирована буквально со школьной скамьи. После пережитого она стала очень обидчивым человеком, но мы все понимали: жизнь ее обидела.

 

- Как менялась жизнь в газете от года к году? Ведь Вы пришли в редакцию еще при Сталине?

- Да, я был редактором, когда Сталин умер. Не могу сказать, что после смерти Сталина что-то сильно изменилось. Так же горком нами командовал, так что особых изменений не было. Мы были органом горкома и горсовета. Потом у нас был сектор печати, который следил за газетами.

 

- В Канске много было профессиональных журналистов?

- Да нет. Первым журналистом с университетским образованием была, пожалуй, Нина Смагина. Она закончила Свердловский университет, вышла замуж за офицера, жила в Киеве. Работала в областной или центральной газете, а потом ее мужа перевели в Канск, и она устроилась к нам секретарем. Она была опытным журналистом и среди наших ребят выделялась.

 

- Как город менялся на ваших глазах?

- Вначале это был деревянный город. Жилых каменных зданий не было. Где табачка ныне, там был Крайпотрбсоюз, магазины. За табачкой - торговая база Крайпотребсоюза, а на углу мастерская, в которой шили немудреные одежды - телогрейки, ватники. Фабрики ХБК сдали в 1945 году. Все годы строили первую очередь, вторую, первую отделочную, фабрику гигроваты. В общем, без конца строили, пока не стали разрушать. Биохимический завод в 1943 году вступил в строй, но там еще продолжали строить. Завод бумагоделочного оборудования образовывался в зданиях, принадлежащих системе НКВД: первоначально все эти здания были при Краслаге.

 

- А как у Вас начали собираться материалы по книге "Город над Каном"?

- Началось все с празднования 350-летия основания Красноярска. Там были организованы разные изыскательские работы, а наши руководители стали готовиться к 350-летию Канска - хотели сделать это одновременно с Красноярском, поскольку канское зимовье было поставлено в 1628 году. В какой-то момент решили, что с Красноярском не надо - Канск тогда никто не заметит. И дату решили передвинуть на 1636 год, когда Канск был основан на нынешнем месте. В ходе той подготовки была создана группа по исследованию истории Канска. Стали изучать материалы: что у нас есть в Красноярске, в Иркутске - все, что можно было найти. Я все это дело изучал, а потом в газете стали выходить очерки. Их было опубликовано штук десять. Так, постепенно, и создавалась история Канска. Однажды Любовь Фирсанкова предложила издать материал отдельной книгой. Я засомневался: мол, кому это нужно? Я таких планов не строил, денег не было, но она все взяла в свои руки, и книгу издал Владимир Горлов.

 

- Я убежден, что сегодня эту книгу необходимо переиздать. Это единственная книга, в которой объединены все знания по Канску.

- А вопрос тот же: где взять денег? Конечно, за последнее время появились новые документы, факты из истории города, можно было бы дополнить. Но на это деньги надо. Я сделал книгу воспоминаний "Дороги фронтовые". Любовь Ивановна опять говорит: "Давай издадим". Мы пошли с ней деньги просить - нам никто не отказал, но никто не дал. В итоге издавали сами, собрали, что могли, и напечатали в городской типографии - пусть скромнее и дешевле, но напечатали же.

 

- Вы, наверное, были знакомы со всеми красноярскими писателями?

- Со многими. Николай Устинович приезжал, даже в ресторан вместе ходили. Душевный человек в отличие от Сергея Сартакова - этот хмурый, строгий что ли, а Устинович - простецкий. Встречался с Вершигорой, был такой писатель-партизан, который командовал после Ковпака. У нас даже фотография есть - Вершигора и работники редакции. Саша Щербаков - мы его первую подборку дали, когда он в нашем интернате работал. В редакции бывал часто, встречались с ним. Саша уехал в Красноярск, и я его давно не видел. Приезжали часто Роман Солнцев, Зорий Яхнин. Через существовавшее тогда бюро пропаганды литературы, благодаря работавшей в нем жене Васи Новикова, в Канск приезжали Чмыхало и Яхнин, Мамин и Устинович…

 

- У нас давно уже пытаются организовать литературный музей . Вначале музей Зазубрина. А потом просто литературный, поскольку не только Зазубрин у нас был. Но, кажется, дело застопорилось. Астафьев поддерживал проект, восторгался, что Гуров подписал бумагу. Но в итоге…

- Конечно, дом Зазубрина нужно сохранить. Тем более что дом деревянный, разрушается очень быстро. Я никакого влияния на власть не имею, но они сами понимать должны, что дом сохранить нужно. Вот "Фурор" - нынешний музей - он все-таки кирпичный, больше шансов, что он сохранится, а от деревянного однажды и следов не останется. Поэтому дом нужно сохранить. Безусловно.





Новости

В регионе В России В мире
  • После взрыва

    14.08.2019

    Жители Ачинского района, пострадавшие от взрывов на военном складе в Каменке, начали получать материальную помощь.

  • Миграция

    Миграция

    14.08.2019

    Красноярские статистики рассказали о миграционной ситуации на территории региона за шесть месяцев - с января по июнь 2019 года.

  • Официально

    14.08.2019

    Администрация города обращается к жителям Канска с настоятельной просьбой объединить усилия в предупреждении лесных пожаров.

  • Рейтинг

    Рейтинг

    14.08.2019

    СФУ улучшил свои позиции в мировом рейтинге университетов по уровню присутствия в сети. Рейтинг составили в Webometrics Ranking of World’s Universities.

  • А у нас водопровод - вот!

    А у нас водопровод - вот!

    14.08.2019

    До 2024 года Красноярский край получит 2,6 млрд рублей на обеспечение жителей качественной питьевой водой.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии