ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Музей Стругацкого: канская дилемма

Комментариев: 0
Просмотров: 14009

Владимир КОЛПАКОВ / фото автора

25.04.2013 00:00

Музей Стругацкого: канская дилемма

После всех разговоров о Стругацком и его пребывании в Канске, которые мы вели на страницах "Сегодняшней Газеты", закономерно встал вопрос - не пора ли, наконец, учредить в городе литературный музей, о котором говорится уже многие годы и многими людьми, включая великого сибирского писателя Виктора Астафьева. Время это уже давно перевалило за двадцать лет, а количество литераторов, связанных с Канском, уже насчитывает около 60 человек. Кажется, вопрос уже даже не назрел - перезрел.

 

Между тем, "Дом Зазубрина" пришел в окончательный упадок, а сам проект, связанный с ним, успел морально устареть. О том, что же делать в этой ситуации, думали члены инициативной группы, в которую вошел и автор.

 

Как менялись приоритеты

Первое, что стало понятно: "Дом" - это величина для Зазубрина. Если мы внесем туда Стругацкого с его мировой известностью и миллиардными тиражами, то он перестанет быть зазубринским, а ему самому вряд ли найдется даже закуток. А если учесть, что в предполагаемом музее должны быть представлены все шестьдесят имен, то Зазубрин в нем точно потеряется. Таком образом, дом Зазубрина-Теряевых может принадлежать только Зазубрину, самое большее - писателям 20-х годов, а сам будущий Канский литературный музей должен быть другого уровня. Это ясно всем.

Для того чтобы обсудить эти и подобные нюансы, что в дальнейшем должно помочь становлению музея, была собрана инициативная группа, в которую вошли Фатима Долгих, Надежда Барсемова, Василий Юркин, Зинаида Писарева, Людмила Калиновская, а также автор данной статьи. Группа уже обратилась с письмом к главе города Надежде Качан с просьбой обратить внимание на эту проблему и посодействовать в ее решении. Однако в письме поднимался вопрос лишь о "Доме Зазубрина". Послание "земляков" было передано для изучения в городской отдел культуры и Канский краеведческий музей. Нужно отдать должное, начальник отдела культуры Лариса Шляхтова и директор Канского краеведческого музея Лариса Милюченко очень заинтересованно отнеслись к инициативе клуба "Земляки".

 

Живой разговор

Прежде всего Лариса Шляхтова поблагодарила членов клуба за неравнодушие и вклад в сохранение культурного, исторического и литературного наследия, за поднятие нужной темы. А затем перешла к сути: "Сегодня мы живем по остаточному принципу, поэтому в том, что касается создания Литературного музея как отдельной структуры, я пока не могу ничего обещать. Потянет ли Канск такой дорогостоящий ремонт, я не могу гарантировать. В течение всех 20 лет велась переписка с различными организациями. Деньги по ходатайству нашей администрации перед Министерством финансов действительно выделялись в 2011 году. 148000 рублей было выделено на ставку директора и около 45000 рублей - на ремонт. Правда, деньги эти были выделены на бумаге, до Канска не дошли. Непонятно и то, что подразумевалось под ремонтом - если говорить о капитальном ремонте этого здания, должна быть проектно-сметная документация. В 2010 году проектно-сметная документация стоила 10 миллионов, сейчас - уже 12. Могу пообещать лишь, что, когда будет формироваться проект 2013 года, мы выйдем с ходатайством включить эти деньги на ремонт объекта. Не гарантирую, но без них не будет ремонта. Если деньги будут выделены, мы войдем в одну из целевых долгосрочных программ Красноярья. Канский краеведческий музей вплотную занимается этой темой, и у нас уже есть активы и на базе музея, и на базе библиотечного техникума, там даже есть такой музей. Они выиграли проект по Зазубрину.

Сейчас мы сообща должны выработать конкретные предложения, с которыми можно было бы пойти к главе города. Одно дело просить восстановить здание, а другое - прийти с конкретными инициативами. Может, это будет какая-то творческая лаборатория или создание фильма о Стругацких, выставки. Мне очень нравится идея фильма. Можно начать со сбора архивов, создать фильм, организовать экскурсии для школьников. Осталось три года до юбилея Канска, можно под это событие предложить как раз такой проект".

Надежда Барсемова: Я была в литературном музее Достоевского в Омске. Там один зал посвящен Достоевскому, остальные местным писателям. Товарищи, сколько у нас местных! Если не собирать этот материал сегодня, все потеряется. Все уйдет в небытие.

Лариса Шляхтова: Мы уже говорили, что, если бы нам удалось восстановить это здание, это был бы не просто музей, а площадка, где бы собирались творческие силы города: беседы встречи, лаборатория для творческой молодежи.

Владимир Талай: А почему такая дорогая документация? Ведь на эти деньги с нуля можно построить три новых дома!

Лариса Шляхтова: Документацию составляет специализированная организация - Красноярский филиал сибирского института Сибспецпроектреставрации.

Лариса Милюченко: На сегодняшний день у нас хранится вся переписка касательно дома Теряевых-Зазубрина. Она очень давняя - еще с времен Галины Усольцевой. Сегодня музею это здание не принадлежит. Инициатива шла от личности Усольцевой. Но творческих работников у нас очень мало. Канский музей - учреждение четвертой категории, а это значит, что зарплаты у нас мизерные и кадры к нам не рвутся. Мы, конечно, стараемся, но хотя нормативы и правовые требования изменились, сам краеведческий музей по многим критериям остался в 90-х годах, у нас нет ни материальной, ни технической базы. Само здание музея нуждается в реставрации, оно само - памятник архитектуры, притом краевого значения. Но на все наши прошения о дополнительном финансировании ответ один: вы находитесь в городе, зарабатывайте сами. Я ставлю такую задачу перед сотрудниками, чтобы выставка была интересной, чтобы за нее платили. И в то же время выходим с предложением о реконструкции дома Зазубрина, пишем. И нам отвечают. Но там везде приписка: "Сколько дает Канск?" И на этом все обрывается. Ясно, что содержать дом Теряевых нам не под силу. А вот сбор информации о писателях - это другое. Мы можем в музее сделать литературное направление, как уже есть историческое. Так мы сможем расширить его, сделать новый акцент, привлечь людей, возобновить поисковую работу, делать выставки. В следующем году 80 лет Красноярскому краю - можно сделать очень много выставок.

Татьяна Акимова: Если все так дорого стоит, можно было бы для начала как-то укрепить забор, обтянуть сеткой…

Лариса Шляхтова: Там дорогу из год в год насыпают, здание как бы "утопает", при этом расположение здания угловое - не выносить же забор на проезжую часть. Загораживать нереально.

Татьяна Акимова: Денег не дадут - значит, так и будет дальше?

Лариса Шляхтова: Я не говорю, что денег не дадут. Просящему воздастся. Будем письма посылать, повторим всю опять эту переписку.

Василий Юркин: Мне кажется, сейчас самое главное - понять, нужен ли Канску Литературный музей в том виде, каким его видит Владимир Колпаков: то есть отдельное учреждение, имиджевое для города, его визитная карточка. Сегодня дом Теряевых - это каменный век. Мне кажется, что всю работу, о которой сегодня говорили, можно разбить на несколько этапов. Первый этап - подготовительный. Во-первых, сама тема требует сегодня популяризации Литературного музея. Прекрасное было предложение по созданию фильма. Нужно подумать, кто это сделает интересно, со вкусом, чтобы это смогли смотреть не только взрослые, но и дети Канска и всего края. Я считаю, что одновременно сегодня нужно начинать работу над проектом. Пока без копеек, тем более без рублей. Может быть, в рамках целевых программ по линии культуры. И одновременно - и это самое главное, когда общественное мнение будет создано, нужно будет искать мецената. Эти деньги появятся, если мы включим заявку в бюджет будущего года, к юбилею города. Юбилеев было много, они прошли помпезно, но практически ничего не дали городу. Для того чтобы у проекта появилась популярность, нужно будет выпустить брошюру. И тогда подключимся мы, будем искать людей, которые не пожалеют миллионы, а может и больше, для родного города. В принципе, такие люди в городе есть. А уже второй этап - это заказ проектно-сметной документации и начало той работы, о которой мы сегодня много говорили. Прекрасно было сказано, что за 12 миллионов можно построить новое здание, которое будет копией того, что есть. Но это будет музей с иголочки. Поэтому восстанавливать смысла нет - лучше разобрать и на этом месте построить копию, как с Гадаловскими рядами: ибо любой капитальный ремонт будет строить дороже, чем капитальное строительство. Правда, есть еще вариант - бывшее здание "Виолы" по Краснопартизанской: здание историческое, там может быть прекрасный музей в двух уровнях. Здание очень скоро погибнет, как и то, что напротив. Его трудно будет потом восстановить.

Лариса Шляхтова: Памятники регионального значения - это не муниципальная собственность. В прошлом году министерство культуры заинтересовалось этой темой, они сделали реестр культурного наследия, акты технического состояния. Сейчас это все нужно обсчитать, понять, сколько это будет стоить. Но на сегодняшний день нет такой программы, которая сохраняла бы региональные объекты. Об этом говорят, но ее нет.

Василий Юркин: Программы создают люди. Есть хорошая поговорка: кто не хочет, ищет причину, а кто желает - возможность. Речь не только о Зазубрине, но о всех писателях, которые жили в Канске. Поэтому здание, которое находится на углу Бородинской и Краснопартизанской, не подойдет…

 

P.S. К этой дискуссии может подключиться любой из наших читателей - либо направив свои предложения на адрес нашей редакции, либо придя на очередное заседание клуба "Земляки", которое состоится 12 мая, где он сможет высказать свои мысли и пожелания.





Новости

В регионе В России В мире
  • Осторожно: ПОДДЕЛКА!

    Осторожно: ПОДДЕЛКА!

    07.11.2018

    Жителям края напомнили, как распознать фальшивые деньги, назвав серии подделок.

  • Капремонт

    Капремонт

    07.11.2018

    В Правительстве Красноярского края состоялось очередное заседание комиссии по отбору заявок на включение в реестр квалифицированных подрядных организаций, которые могут выполнять капремонт многоквартирных домов.

  • Новость недели

    07.11.2018

    30 октября Канский городской суд огласил приговор генеральному директору ООО «Тепло-Сбыт-Сервис» Эдуарду Борелю, обвиненного в незаконном предпринимательстве, сопряженном с извлечением дохода в особо крупном размере.

  • Криминал

    07.11.2018

    Двое мужчин в Канском районе нагло спилили десятиметровую водонапорную башню и хотели сдать ее на металлолом.

  • Импортозаместили

    07.11.2018

    Предприятие в Канском районе оштрафовали за антибиотики в молоке. Об этом сообщили в Управлении Россельхознадзора.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы