ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Через Канск – на Столбы

Комментариев: 0
Просмотров: 14925

Владимир Колпаков.

26.01.2016 00:00

Через Канск – на Столбы

Имя Александра Яворского знакомо огромному числу жителей Красноярска. Первый директор государственного заповедника «Столбы», ученый-ботаник, библиофил, коллекционер, педагог, мемуарист, художник-любитель, поэт, преподаватель… Одним словом, энциклопедист.

Но приходилось ему бывать, а то и жить, в других городах края. Канск в этом списке не исключение. Яворскому приходилось не раз посещать наш город, служить и работать здесь и даже как-то запечатлеть в своих мемуарах.

О Канске – высоким «штилем»

В записях 18-летнего Яворского (а это 1908 год) мы находим живейшие воспоминания о Канске и канской жизни: «Отца из Минусинска перевели в город Канск, и я на Рождество решил съездить к нему и повидаться. А так как я был, с позволения сказать, поэт, то я и подал заявление об отпуске нашему директору Лагарю в стихах – «На Рождество прошу уволить меня от классных всех тревог, прошу вас также не неволить, чтоб я уехать раньше мог. Мне очень нужен этот отпуск, он даже мне необходим, и с нетерпеньем жду я роспуск, чтоб укатить скорей к родным...». Посмотрел на меня Лагарь и, ничего не сказав, подписал прошение. А когда я пошел к письмоводителю Хромых оформлять документ, тот, прочитав, засмеялся и изрек: «Тоже писатель!» Итак, я в Канске. Родители жили тогда в доме Чевилева, около монополии в двухэтажном доме. У мачехи жила ее мать - очень древняя старушка. Отец был на работе, и мы с мачехой проводили время в разговорах. На праздниках приходили гости к моим родителям, и они тоже ходили отгостивать. В монополии служил зять, муж сестры Зинаиды, его тоже перевели в Канск. Там же служил Павел Александрович Мозгалевский. Встретил я и Николая Ивановича Тропина. Он был акцизником и когда-то, еще молодым человеком в Минусинске, был большим поклонником Мартьянова и помогал ему создавать этот знаменитый Сибирский музей. У отца был конь и кучер Васька - прохвост первой степени, который вел список своим победам над женщинами. И решил угодить мне, зачитав несколько страниц из этого уникального произведения. А так как на меня это не произвело того впечатления, какое ожидал увидеть автор, то он разочарованно посмотрел на меня и сказал: «Эх ты! А я думал, что ты понимаешь в этом деле». Явно он был разочарован мной. Вскоре новые впечатления Канска остались позади, как будто их не бывало вовсе, да и надо было ехать назад в Красноярск и продолжать обучение. Впереди последний год, а там и я уехал.

В Красноярске я познакомился с двумя гимназистками, и мы часто, особенно когда наступила весна и аллейки городского сада оттаяли, стали ходить и гулять по ним. Одну я плохо запомнил и даже вскоре стал ее путать с другой какой-то девушкой. Другая же, Наташа Гаврилова, запомнилась мне надолго. По крайней мере, этот год я был под большим впечатлением наших встреч. Так мы втроем и провели всю весну. А когда настала весна, и мы кончали занятия, то оказалось, что у меня и у Наташи родители живут в Канске. Значит, едем, и там, в Канске, тоже будем вместе.

Я теперь перешел в восьмой класс, а она кончила восемь классов. Билеты взяты, и мы едем. Поезда тогда шли тихо, и мы подолгу сидели, свесив ноги с площадки, и любовались природой, воскресшей от зимнего сна. Когда мы были уже недалеко от Канска - на каких-нибудь два-три перегона, я заметил, что моя спутница делается все грустнее и грустнее. А когда я ее спросил о причине ее минора, она вдруг так заплакала, что я далее испугался. А когда я стал настаивать, чтобы она сказала причину слез, она посмотрела на меня и сказала: «Я выхожу замуж». «Ну и что, - сказал я, - надо радоваться этому», но ответом были снова слезы. Я, конечно, не стал спрашивать, за кого она выходит и вообще интересоваться подробностями, а посоветовал только скорее унять слезы, ведь ее, как она говорила, должны были встречать на Канском вокзале. Вот, думаю, это здорово - выходит замуж и плачет совсем по-старинному. В Канске ее встречали не меньше как пять-шесть человек, и я не стал им мешать, забрал какую-то свою котомку и пошел к своим родителям. Родители жили тогда у дьякона Фирсова, у которого было двое детей. Старший сын Николай и дочь Фаина, которая училась в Красноярском Епархиальном училище. Вот с этим-то Николаем я и провел около трех недель. Мы с ним ездили на их заимку в 12 верстах от города, где он пахал, сеял и занимался прочими хлеборобными делами, а я бродил себе в окрестностях и просто наслаждался природой.

Однажды я пошел на охоту с двумя акцизниками. Один был уже знакомый мне по зимним каникулам Н.И.Тропин, а другой Николаев. Мы пошли за кирпичные сараи и, дойдя до Ашкаульских болот, шли по ним по колено в воде. Пили чай и вообще хорошо прошлись. Не помню, убили ли мы что-нибудь. Помню разговор старших, из которого я вынес такое впечатление, что они как-то, будучи на охоте по ту, правую сторону Кана, зашли далеко в лес и совершенно неожиданно встретили в чаще леса небольшую полуизбушку, в которую и зашли. Избушечка была на одну треть в земле. Хозяев не было дома. Кругом внутри чистота и порядок. На столе книги, и видно, что здесь живет какой-то культурный человек. Предположили, что это какой-то политический человек скрывается в этой избушке. Как жалели они, что тогда не оставили записки хозяину избушки. Я всегда до самозабвения любил всякие укрытия от шалаша до избушки, а потому мне понравился их разговор и я подумал: «Вот и они такие же бродяги, как и я, влюбленные в природу и ее уют в виде человеческих укрытий». Этим разговором они сразу приобрели мою симпатию, и я еще как-то раз сходил с ними на те же Ашкаульские болота. Вскоре я все же уехал в Красноярск и зачастил на Столбы. Но, видимо, какая-то заноза осталась во мне. На это указывают сохранившиеся от этого года стихотворения, тогда же написанные под настроение в Канске. В этих стишках, видимо, я и излил свою тоску и печали. Столбовские встречи и бескорыстная дружба вновь охватили меня собой, и, зачастив на Столбы, я забыл и Канск, и его жителей». (ГАКК, ф.2120, оп.1., д.42.)

Столбы стали главной любовью и главным делом его жизни. В 1909 г. он участвует в экспедициях музея в Минусинский уезд и на реку Чулым. В 1911 г. поступает на постоянную работу в музей и живет в мансарде своего друга художника Дмитрия Каратанова (отец переведен в Ачинск), участвует в строительстве музейного павильона и в подготовке экспозиции на выставке в Омском Музее ЗСОИРГО. Поступает и учится на естественном отделении физико-математического факультета Киевского университета. После окончания ему предложена работа в университете, но родной Красноярск кажется ему более привлекательным. Рассказывают, что вся комната Яворского в Киеве была увешана изображениями Столбов. 24 сентября 1916 года Яворского призвали в армию и направили в Канск, в 16-й Сибирский стрелковый полк. 25 сентября он прибыл в 11-ю роту, а уже 1 октября был направлен по слабосилию в Конный запасной полк. Яворский снова в Канске - этот город, казалось, не отпускает его от себя. Позже он был переведен в Нижнеудинск, на службу в канцелярию воинского начальника Козлова. С 1918 года работает в Красноярском музее «консерватором», а затем возглавляет ботанический отдел. 30 июня 1925 г. выходит Постановление о создании заповедника ‘«Столбы». Яворского назначают директором заповедника. В том же году, в соавторстве с директором музея А.Н. Соболевым, он выпускает брошюру «Столбы. Государственный заповедник в окрестностях г. Красноярска». Издание содержит краткое описание заповедника, его животного и растительного миров, историческую справку, геологический очерк, топографическую схему в масштабе один дюйм - одна верста. Этот труд не потерял своего значения и поныне. Работая в заповеднике, Александр Леопольдович не оставлял работу в музее. Он - известный ботаник и краевед, член Географического общества. Организатор метеонаблюдений и ботанических сборов в Центральной Сибири.

В 1930-е годы Александр Леопольдович преподавал фитопатологию в Лесотехническом институте, вел ботанику в школах. С 1934 года работал в Педагогическом институте, где позже возглавил кафедру ботаники. В сентябре 1937 г. он был арестован и осужден по ст.ст. 17, 58-8 и 58-10 УК РСФСР на 10 лет с правом переписки, заключение отбывал в Вятлаге. В автобиографии короткая запись: «1937 год. 22 сентября. Обыск и арест. КПЗ. Тюрьма». Дочь Яворского, Алевтина Александровна Павлова, вспоминает, что его не пытали, но изматывали ночными допросами и никак не могли в чем-либо обвинить. Некоторое время допрашивали, затем отводили в камеру и, как только он засыпал, снова вызывали на допрос, и так по нескольку раз в ночь. Следователи в течение ночи меняли друг друга... На очередном допросе следователь, разнервничавшись, крикнул отцу: «Да неужели ты никогда не рассказывал контрреволюционных анекдотов?», на что отец ответил: «Да уж не помню, может, и рассказывал». На этом допрос прекратился, и больше отца не вызывали. Через 10 лет возвратился домой с открытой формой туберкулеза. В начале 1949 г. снова арест и ссылка в Сухобузимский район, совхоз «Таежный». Был рабочим и выводил новые скороспелые сорта картофеля для обеспечения оптимальных сроков доставки овощей в Норильск. В 1954 г. был реабилитирован и возвратился в Красноярск. В своей книге «Незваный гость» художник Тойво Ряннель рассказывает о Яворском, вернувшемся после 15-летней отсидки в Красноярск: «Что-то меня побудило постучатся к соседу – Дмитрию Иннокентьевичу Каратанову. Зашел. Против света сидел высокий пожилой человек. Даже в неопределенности первого впечатления он выглядел стройным, подтянутым, как настоящий военный или… как искатель бабочек профессор Паганель из книги Жюля Верна. Дмитрий Иннокентьевич представил меня… Я, было, протянул руку, но гость опередил меня – поспешно встал и подал мне сухую тонкую руку. - Яворский, тихо, но отчетливо сказал он… Я пенсионер без пенсии. Живу в ста километрах от Красноярска, в городе не разрешают, даже у сестры. Работаю в музее, описываю свои и чужие гербарии, то, что давно надо было завершить, да вот видишь – перерыв получился в пятнадцать лет… чаще ночую здесь в музее, в кладовой на пожарных кошмах. Картины из природных богатств пока творить не приходится, но…». «Картины из природных богатств» - этим Яворский увлекся еще до заключения, но и в лагерях не оставлял это занятие, когда было время.

Мы снова находим имя Яворского среди канских жителей, когда как художник он принимает участие в выставке, организованной в 1960 году Красноярским центром народного творчества, а рядом висят полотна Бориса Максимова и Андрея Руденко. Вот так он снова повстречался с Канском. Яворский скончался в 1977 году. К сожалению, его роль и значение для истории Красноярского края, как утверждают специалисты, до сих пор еще не оценены по достоинству.





Новости

В регионе В России В мире
  • После взрыва

    14.08.2019

    Жители Ачинского района, пострадавшие от взрывов на военном складе в Каменке, начали получать материальную помощь.

  • Миграция

    Миграция

    14.08.2019

    Красноярские статистики рассказали о миграционной ситуации на территории региона за шесть месяцев - с января по июнь 2019 года.

  • Официально

    14.08.2019

    Администрация города обращается к жителям Канска с настоятельной просьбой объединить усилия в предупреждении лесных пожаров.

  • Рейтинг

    Рейтинг

    14.08.2019

    СФУ улучшил свои позиции в мировом рейтинге университетов по уровню присутствия в сети. Рейтинг составили в Webometrics Ranking of World’s Universities.

  • А у нас водопровод - вот!

    А у нас водопровод - вот!

    14.08.2019

    До 2024 года Красноярский край получит 2,6 млрд рублей на обеспечение жителей качественной питьевой водой.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии