ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Как делили Шурочку

Комментариев: 0
Просмотров: 14397

Владимир Колпаков,

28.04.2016 00:00

Как делили Шурочку

История эта на самом деле путаная. Вникать в нее и давать какие-то оценки мне бы по большому счету не хотелось - прийти к окончательному и наиболее правдоподобному результату не представляется возможным. Но обстоятельства напирают, и о Гашеке спрашивают едва ли не все встречные, ненароком узнав, что я из Канска и имею какое-то отношение к краеведению. Обычно я говорю: «Личность была непредсказуемая, ничего исключать нельзя».

 

Читая разные изводы биографии Гашека, я, бывало, начинал вести подсчет, сколько же Шурочек Львовых на своем пути он осчастливил. Подчас кажется, что, приезжая в очередной город, Гашек первым делом давал объявление в прессу и находил себе Александру Львову по месту, так сказать, постоя. Версия абсурдная, но хоть что-то объясняющая. Потому что другие не объясняют вообще ничего.

Мы в Канске привыкли к такому варианту этой затейливой истории.

Вариант № 1

Отец Шурочки - Гаврила Львович Львов (в еще одном варианте Гаврила Игнатьевич Львов - прим В.К.) был из крестьянской многодетной семьи. Рабочих рук было много, трудолюбия хватало, травы на канских лугах - в избытке. Накашивали сена столько, что могли продать излишки. А затем, когда семья переехала в Канск (откуда? – В.К.), Гаврила Львович стал прасолом - перекупщиком сена: помимо собственноручно накошенного, он приобретал у крестьян лишнее сено, а потом продавал его купцам (был в Канске специальный сенной рынок, на площади, которая тоже называлась Сенной). А понемногу и сам стал купцом. Не таким крупным, как Гадалов или Филимонов, но на безденежье не жаловался. Воспитывал не только трех дочерей, но и двух племянников. Старшая, Сашенька, стала женой Ярослава Гашека, который в шутку называл свою жизнь в России «от Львова до Львова», имея в виду город, где он сдался в плен, и Гаврилу Львовича, дочери которого тоже «сдался в плен», но уже в переносном смысле.

Воспоминания очевидцев, свидетелей этой свадьбы описаны в статьях канских журналистов. Особенно мне понравился рассказ А. С. Смоликовой: «Двор у них был большой, столы стояли прямо во дворе. Чехи, друзья жениха, танцевали со всеми вместе. Руками друг друга за плечи возьмут и прямо так ловко пляшут, что смотреть приятно. А про жениха вот что помню: на Протоке цветы росли, мы их прострелами называли. Так вот, он наберет их, придет домой и старается забросить букет на балкончик, и если попадет, радовался как ребенок. Нам-то тогда кавалеры цветов не дарили, и вообще время было трудное, голодное» (автор этого варианта - исследователь Мария Костюкова).

Вариант №2

В этой версии Шурочку Львову представляют уже как дочь уфимского сапожника. «Звали ее Александра Гавриловна Львова, и родилась она в семье сапожника в селе Пятаково Бирского уезда Уфимской губернии. Это произошло в 1894 году (впрочем, некоторые исследователи называют другие даты). Вскоре ее отец умер. Во время Всероссийской переписи населения 1897 года уфимский чиновник Малоярославцев заметил Шуру Львову и уговорил ее мать отдать девочку ему на воспитание. Малоярославцевы вырастили приемную дочь как родную: о своем происхождении Шура узнала только в 17-летнем возрасте, после смерти отчима. Она получила начальное образование и устроилась работать в типографию.»

Попробуем соединить обе версии воедино. Кстати, это пытается сделать и Костюкова: «в Уфимской типографии он (Гашек) познакомился с Шурой, своей будущей женой. Шура закончила Канскую женскую гимназию, поехала продолжать обучение в Москву, но буря революции, ураган Гражданской войны захлестнули девушку, мечты о высшем образовании пришлось оставить. Была грамотной, работящей, исполнительной. Типографская работа была ей по душе».

Замечательно, но, спрашивается, при чем здесь Гаврила Львович, если он отошел в мир иной очень рано - в 1897 году. Положим, из сапожников стать торговцем средней руки он мог, но когда он это успел? Положим, Александру увезли в малолетстве в Уфу Малоярославцевы – но при чем здесь Канская гимназия? Уфа в любом случае город более перспективный, развитой даже по тому времени, и не проще было бы Шурочке заняться образованием там?

Хотя чего на свете не бывает. Мать ее, скорее всего, осталась в Канске, может, даже приболела, и пришлось вернуться. Но нет: ведь до 17-ти лет она не догадывалась о своем родстве с канскими Львовыми! А узнав, срочно кинулась наверстывать упущенное, заодно и гимназию закончила. Было ей 17 в 1911 году, а встретила Гашека она в 26. Стало быть, в девках, по разумению тех лет, засиделась основательно. И Гашек стал ее последней надеждой.

Вариант №3

Следующие цитаты взяты из журнала «Уральский следопыт» (№6, 1959, Антонов С. Ярослав Гашек на Урале): «После разговора с З. В.Молевой все сомнения и неясности отошли в сторону. Оказывается, Шура родилась в одной семье, а когда ей было 3 года, во время Всероссийской переписи населения в 1897 году, из-за голода и нищеты ее отдали на воспитание в другую. Так вот Татьяна Ивановна — родная сестра, а Зоя Васильевна — сестра по семье, где с малых лет жила и воспитывалась Шура.»

«Как-то вскоре в обеденный перерыв в типографию, где она работала, пришла к ней младшая сестра Лида, ученица двухклассного Мариинского училища. Шура только что закончила работу, вытирала руки бумагой. В это время в двери показался человек в военной форме. Густые темно-каштановые волосы спадали на виски. Шура дернула сестру и тихо проговорила:

Обрати внимание на этого человека.

Лида взглянула, затем, когда он скрылся за другой дверью, спросила:

Кто это?

Шура ничего не ответила, лишь счастливая улыбка появилась на ее лице.

Обо всем Лида догадалась несколько позднее.

Стоял холодный зимний вечер. В одноэтажном маленьком домике ждали возвращения Шуры с работы. «Что-то долго нет, уж не стряслось ли какой беды? — думала ее мать Анна Андреевна, то и дело подходя к окну.

Горела коптилка, еле освещая комнату. Две девочки-ученицы — Лида и Зоя — сидели за столом, готовили уроки и не подозревали, что творится в душе у матери.

Тихо. Лишь изредка слышны шаги красноармейцев, находящихся в караульном помещении, расположенном по соседству с квартирой.

Но вот, наконец, стукнула дверь из сеней, и в комнату, раскрасневшаяся от мороза, вошла Шура. Мать облегченно вздохнула.

Слава богу! А я уж так измучилась...

Но что это? Шура не одна... Позади нее стоит какой-то красноармеец в длинной шинели и меховой шапке, на которой выделялась пятиконечная звезда.

Лида так и ахнула: да ведь это тот самый, на которого сестра показывала в типографии...

Шура поцеловала мать и девочек, а затем застенчиво, словно стыдясь чего-то, проговорила:

Мама, познакомьтесь, это Ярослав Романович Гашек (так себя перекрестил Гашек в России – прим. В.К.). Мой друг. - А затем тихо добавила: - Я люблю его и выхожу за него замуж...»

Итак, пока все сходится. Значит, Шурочка жила в приемной семье, и женщину, заменившую ей мать, звали Анна Андреевна. У нее, в свою очередь, были дочери Лида и Зоя, а с настоящей семьей, по которой Шурочка Львова соскучилась, с трехлетнего возраста не видалась. И там была еще родная сестра Татьяна Ивановна Зюзина.

С фамилией понятно. Но, спрашивается, отчего Ивановна, ведь Шурочка Гавриловна. Скорее всего, сводная сестра.

Вариант №4

Из статьи Ольги Ермаковой о жизни четы Гашеков в Красноярске: «Свою новую русскую жену, блондиночку Шурочку, полуграмотную белошвейку, с которой он познакомился в Бугульме, где она работала упаковщицей в типографии, Гашек приучал к чешским обычаям, а главное — к чешской кухне. Он сбрасывал гимнастерку, засучивал рукава рубашки, катал тесто, показывая, как готовить булковые «кнедлики», как варить их на пару. А про Шурочку говорил: «Только бы она научилась этому, это самое главное. А когда я с ней приеду в Прагу, то буду всем рассказывать, что она русская княгиня. Вот это будет импонировать нашим филистерам!»

Про княгиню верю, а вот Бугульма? Да, Гашек там был. Может быть, Шурочка из бунтарских побуждений уехала подальше от приемной семьи, и совсем далеко - от родной? Но почему тогда «малограмотная»? Она ведь закончила Канскую гимназию. Или недоучилась?



Ну и особа, я вам скажу, была эта Шурочка. Видать, крайне неуравновешенная: бросает семью, ставшую ей родной, бросает большой город и едет поступать в гимназию Канска, а потом вновь все бросает, недоучившись, становится белошвейкой, потом - устраивается упаковщицей в Багульминскую типографию… Может, ее так бросала нежданная любовь? Ведь в Уфу она, судя по всему, возвращается, следуя своему влечению к чешскому начальнику…

Вариант №4

Из статьи Ольги Ермаковой о жизни четы Гашеков в Красноярске: «Свою новую русскую жену, блондиночку Шурочку, полуграмотную белошвейку, с которой он познакомился в Бугульме, где она работала упаковщицей в типографии, Гашек приучал к чешским обычаям, а главное — к чешской кухне. Он сбрасывал гимнастерку, засучивал рукава рубашки, катал тесто, показывая, как готовить булковые «кнедлики», как варить их на пару. А про Шурочку говорил: «Только бы она научилась этому, это самое главное. А когда я с ней приеду в Прагу, то буду всем рассказывать, что она русская княгиня. Вот это будет импонировать нашим филистерам!»

Про княгиню верю, а вот Бугульма? Да, Гашек там был. Может быть, Шурочка из бунтарских побуждений уехала подальше от приемной семьи, и совсем далеко - от родной? Но почему тогда «малограмотная»? Она ведь закончила Канскую гимназию. Или недоучилась?

Так или иначе, все события, которые не касаются отношений Шурочки и Гашека, всюду совпадают, а но едва мы становимся на скользкую почву их «отношений», все летит в тартарары, и приходится городить кучу досужих фантазий, чтобы хоть как-то понять ситуацию.

Вариант №5

Еще один Шурочкин кульбит, на этот раз в Красноярске. Пишет Эдуард Русаков, «Красноярский рабочий»: «Одноэтажный деревянный дом, принадлежавший красноярской мещанке Екатерине Львовой, в котором жил когда-то Ярослав Гашек, не сохранился. На месте этого дома стоит хрущевская пятиэтажка, на стене которой с трудом можно разглядеть за металлической решеткой мемориальную доску с надписью: «На этом месте находился дом, в котором с февраля по июнь 1920 года жил чешский писатель Ярослав Романович Гашек»… Работал он в Красноярске и над продолжением «Похождений бравого солдата Швейка». Тогда же ему приглянулась дочь хозяйки гостеприимного дома, работница армейской типографии Александра Львова, на которой Гашек женился и даже взял ее фамилию, ничуть не смущаясь тем обстоятельством, что первый брак не был расторгнут, а в Праге оставались жена и сын. Гашек шутил: «Я прошел всю Россию от Львова до Львова!»

Каково! Едва на версии №4 все с горем пополам начало сходиться, как нате вам – снова разваливается, а соединить это можно только исключительной хитростью ума. Оказывается, родная мать Шурочки, которую звали Екатерина, смогла утвердиться в жизни после потери мужа Гаврилы (не то Львовича, не то Игнатьевича), причем не только утвердиться, но даже перейти в мещанском сословие, заиметь дом с комнатой в Красноярске, которую и сдавала Ярославу Гашеку (то бишь Ярославу Романовичу Львову). А может, сама фраза Гашека «От Львова до Львова» тоже имеет другой смысл, раз он сам себя недолго называл Львовым?

А как вам такой кульбит: имея дом в Красноярске, супруги Львовы едут играть свадьбу в Канск. Экие выдумщики! «Зарегистрировали брак в Красноярске (в Канске тогда не было бюро ЗАГСа), где жили в деревянном домике на улице Парижской Коммуны, который сейчас не сохранился. А вот свадьбу сыграли в Канске, в доме, где жили родители Шуры (какие родители, если отец умер в 1897 г., а у матери, как мы уже поняли выше, новая семья в Красноярске? – прим. В.К.). Этот дом до сих пор стоит на углу улиц Калинина и Халтурина (тогда они назывались Этапная и Новоозерная). Он прочный на вид, кряжистый, основательный. Во дворе его и состоялась свадьба, на которую приехали чешские друзья Гашека и родные невесты» - пишет Мария Костюкова.

Никого не смущает, что дом на углу улиц Этапная и Новоозерная принадлежит уже не Екатерине Львовой, даже не ее почившему более чем двадцать лет назад мужу Гавриле Львовичу Львову, а полному георгиевскому кавалеру Василию Львовичу Львову?! Возможно, он родственник, даже родной брат (если отчество отца Шурочки все же Львович, а не Игнатьевич). А если он просто родственник? Каково ему было, когда в его двор ворвалась танцующая бригада иноземных солдат и странных личностей, имеющих смутное отношение к литературе. Банда, которая не просто устроила бешеные танцы во дворе его дома, но, скорее всего, еще и разорила хозяина – не на пустой же желудок танцевать. Матери, конечно, в Красноярске спокойно (новая семья, дочь Татьяна)… Вот так, незаметно, рассуждения наши переходят в область полной ахинеи.

Зато в одной из последних версий биографии Гашека все намного проще: «Весной 1919 года Уфу взяли «белые». Гашек и Львова ушли из города вместе с «красными». Летом удача опять улыбнулась «красным», и пара вернулась в город. Гашек возглавил структуру с фантастическим названием «Австро-венгерский Совет солдатских и рабочих депутатов в Уфе». Потом началось наступление «красных» на восток - Челябинск, Петропавловск, Омск, Новониколаевск, Красноярск. Гашек редактировал газеты с названиями вроде «Наш путь», «Красный стрелок» или «Красная Европа», а Львова работала в типографиях, в которых они издавались. В Канске, недалеко от Красноярска, они поженились. Это было в мае 1920 года. Летом того же года пара чуть было не поселилась в Иркутске, но уже осенью наши герои объявились в Москве».

Канск просматривается, все куда яснее. Хотелось бы признать эту версию единственно правильной, ведь так хочется верить, что великий писатель хоть на полчаса заскочил в наш Канск. Но боюсь, что и этот вариант – не последний. Чтобы окончательно поставить точку над i, нам нужно изрядно потрудиться, раскопать не одну груду архивов. Так что праздник истины отменяется, а мы остаемся в подвешенном, состоянии. И, видит Бог, оно для нас самое естественное.





Новости

В регионе В России В мире
  • После взрыва

    14.08.2019

    Жители Ачинского района, пострадавшие от взрывов на военном складе в Каменке, начали получать материальную помощь.

  • Миграция

    Миграция

    14.08.2019

    Красноярские статистики рассказали о миграционной ситуации на территории региона за шесть месяцев - с января по июнь 2019 года.

  • Официально

    14.08.2019

    Администрация города обращается к жителям Канска с настоятельной просьбой объединить усилия в предупреждении лесных пожаров.

  • Рейтинг

    Рейтинг

    14.08.2019

    СФУ улучшил свои позиции в мировом рейтинге университетов по уровню присутствия в сети. Рейтинг составили в Webometrics Ranking of World’s Universities.

  • А у нас водопровод - вот!

    А у нас водопровод - вот!

    14.08.2019

    До 2024 года Красноярский край получит 2,6 млрд рублей на обеспечение жителей качественной питьевой водой.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы