ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Прошеное исполни!

Комментариев: 0
Просмотров: 13965

Владимир Колпаков.

07.07.2016 00:00

Прошеное исполни!

Заимка Аверьяна Родимцева стояла на высоком берегу Кана - в верх по течению реки в сторону Ашкаула. Поставил ее еще дед Родимцева Алексей Капитович Хрулев в стародавние времена, а потом отдал в приданное своей дочери Настасье, в день ее свадьбы с отцом Аверьяна Игнатом Захарьевичем, справным тульским мужиком, неизвестно как угодившим в Канск…

Заимка не шибко процветала при Игнате Захарьевиче, но он ее держал и старался на долгие летние месяцы сбагрить туда всю свою большую семью, поскольку она ему докучала и не позволяла вести «достойный образ жизни» - изрядно погуливать и шалить самым беззастенчивым образом. По сути, благодаря стараниям батюшки Аверьян вырос на этой заимке, и она стала его еще до той поры, как он вошел в силу. Знал он здесь все, даже малые тропки, пролески за ними. Но особо полюбилась река, здесь он на самом деле был мастак, сызмальства добывая рыбу, которую приспособился продавать в Канске: утром отвозил ее на рынок, а к вечеру возвращался, цену не ломил, а потому сбывал все с ходу, имея неплохой барыш.

В то утро Аверьян, еще по утреннему туману, вышел на своей лодчонке-ветке, выдолбленной по туземному способу, на реку. Сети были поставлены в тихой заводи, у берега, сплошь заросшего тальником. Видимости поутру никакой, но Аверьян без труда нашел трепыхающиеся на волнах берестяные поплавки. Снасть выбирал не торопясь, бросая достойную добычу в лодку, а рыбью мелочь отпуская на волю. Работа монотонная, делай и не раздумывай особо.

Обычно все шло просто. Но в этот раз сеть не поддалась. Он дернул, а она не идет. – Что такое, - пронеслось в мыслях. – Нешто за коряжку зацепило.

Подплыл ближе, туда-сюда - не поддается. И вдруг позади лодчонки, прям за его спиной, что-то громко булькнуло. Лодчонка накренилась, да так сильно, что зачерпнула воды. Аверьян дернул голову назад и застыл на месте: вплотную к борту, в дюйме от его руки качался раздутый серый утопленник с разметанными по воде седыми волосами.

Мурашки поползли по спине…

- А ну, прочь, - вскрикнул Аверьян и оттолкнул страшный улов от борта. Тело закружило в стремнине. Отплыв в сторону берега, Аверьян закурил самокрутку. Махорка рассыпалась прямо по трепыхавшейся на дне лодчонки рыбе, руки тряслись, а мысли путались. Чрез синеватую дымку Аверьян видел, как одетый в какие-то белые лохмотья утопленник закружил в течении и его понесло по направлению к Канску…

– Тьфу, пропасть! – сплюнул Аверьян прямо в воду. - И притянет же такое!

Лучи солнца прорезали густую белизну. Туман, словно масло на сковородке, начал оседать и вскоре окончательно растворился. Восторженная синева затопила речное пространство.

Вернувшись из Канска, Аверьян привязал лошадь с телегой к коновязи, браво стеганул себя плеточкой вдоль ноги. - Эх, день все же нынче удачный. Рыбу сбыл, детишкам гостинца прикупил. А что видел поутру, о том и позабыть можно. Мало ли что вода приносит, не обо всем же печалиться. Главное - дело не забывать.

Оглянулся на свой двор, устеленный добрым тесом. Тишина. Отчего ж? Разве что дети скотину выгнали, а сами на реку убежали. Но ведь даже годовалого Андрейку не слышно. А жена? Ах да, Таисия на Коноваловские дачи с клубникой собиралась. Молоком еще там приторговывает - пока постояльцы из Петербурга, так и вовсе удача. Ну что ж, лошадь он и сам покормить сможет. Доброго овса сегодня заслужила Каурка.

И вдруг голос.

- Тятя! Тятя! – с громким криком через непомерную огородину бежит его любимица Нюраська. Руками машет, сама белая, как стена канского Спасского собора. За ней и старшой Козька с Андрейкой на руках.

– Тятя, там, на берегу… Страх до чего безобразный! Тятя, там…

- Нюрась, охолонись. Что такого страшного на речке?

- Мертвяк, тятенько! – в три ручья заревела дочурка. Козька головой махнул: правда.

Ну, коли правда, пошли, посмотрим.

За огородиной и небольшим сосновым лесочком - крутой спуск к реке. Там тальник да черемуха. Спустился Аверьян и видит: точно - на отмели мертвец. Да не другой, а тот самый, что утром приплыл. Рубаха белая самотканая пузырится на локтях, портки белые, ноги босые распухшие, бороденка кверху.

– Как же такое может быть? Ведь сам видел, к городу понесло. Святой Угодник, заступись! – перекрестился Аверьян и отправил детей обратно. - Прочь ступайте, я тут сам приложусь.

Сел и призадумался. Как может так быть, чтобы то, что река течением унесла, обратно само вернулось? Отвязал лодку, зацепил мертвеца багром - и на середину реки. Плыви, дескать, с Богом, да далече…

А мысль все гложет. Вот уже и вечер, а у него засело, что не по-божески с мертвяком поступил. Может, надо было жандарма из города кликнуть, по-людски все определить? Нет, отмахнулся - ведь по судам затаскают да еще в убивцы запишут. Ведь на Руси чем дальше от власти, тем и лучше. С простым мужиком и не скажешь, что вырешить могут – не то наградят, не то в кандалы закуют.

Таисия воротилась затемно. Дети ей наперебой об утопленнике сказывают, а она головой качает. А сама как не своя, молчком, да как-то неловко - то бадья упадет, то за самотканую дорожку в хате зацепится, а корову Зорьку доит, ласковых слов не приговаривает, детям «ладушки» не поет.

Как спать легли, решилась-таки сказать Аверьяну. Мол, было, возле леска коноваловского, у поворота реки встретила жуткого мужичонку. Что тот мертвец будет - и лицо, и голые ноги словно от воды распухли, щеки кровоточат. Идет навстречу и причитает: «Скажи мужу, чтоб похоронил меня да службу заупокойную заказал. Скажи, возблагодарю по-царски». Перекрестилась Таисия – и бежать. Он и отстал. Только крик его хриплый еще долго летел вослед: «Положите меня в землю!»

- Вот и у меня душенька неспокойна, - вздохнул Аверьян.

Взмахнула Таисия руками – как теперь грех-то замолить? Подумали, погадали - а не спится. И вдруг слышат, как некто стучится в оконце.

Подскочил Аверьян, поднял свечу и обмер. Смотрит на него сквозь подслеповатую слюду давешний мертвяк! Выпуклые глаза кровью налились, на скулах клочья кожи висят. А сам шепчет тихо: «Придай матушке-земле, Аверьянушка, и возблагодарю по-царски…»

Закричал Аверьян от страха, от окошка отскочил, ничего сказать не может, только пальцем кажет. А в окне - никого.

Кое-как до утра дожили. А поутру божий странник пришел. Рассказывает, что, мол, встретил на дороге человечка, который передать велел: «Прошеное исполни!»

- Что за человек? – спрашивает Аверьян.

- Человек и человек, - отвечает странник.

– Может, лицо у него странное? – не отступает Аверьян.

– Про то не скажу, признаться, не рассматривал, а сказанное передаю.

Вздохнул Аверьян, на реку подался. Глядит, а на том же самом месте давешний мертвец качается. Быком взревел Аверьян: - Да быть такого не может, что же за напасть!

Зацепил багром да на самую середину, даже проплыл немного по течению, к Канску.

– Плыви себе, родименький, не возвращайся.

Ударил веслами, вывернул лодку к берегу, оглянулся. А утопленник, вот диво, словно к лодке привязан – вослед плывет.

Снова подцепил бедолагу Аверьян, с версту волок по течению. До Канска. Пустил, вернулся не оглядываясь. А мертвяк его уже на отмели поджидает…

И снова ночь без сна: «Схорони, Аверьянушка, за то судьба тебя милостью наградит, а иначе слезы твои будут бесконечны. Схорони да отмоли как следует слугу божьего Егория…»

Закрыл глаза Аверьян, принялся молиться в голос, Приснодеву да Господа поминать. Лишь остановится – слышит: «Прошеное исполни!» К утру он и сам был на мертвяка похож - под глазами круги, щетина, щеки впали, глядеть страшно.

Делать нечего, исполнять придется.

А мертвяк на реке уж поджидает. Выволок Аверьян его на берег да в город поехал. Все уладил быстро, разве что про церковь забыл.

Неподалеку на бережку выкопал глубокую могилу, положил в домовину разъеденное водой тело, землей засыпал.

Но и в третий раз пришел утопленник к Аверьяну. За труды поблагодарил, но сказал, что не удержит его могила без божеского благословения. А как службу по нему исправят, так и награда будет. Приходи, дескать, в полночь Иванова дня к могиле, и будет полной мерой.

– Будет тебе благословение! Все исполню! – вскричал потрясенный Аверьян. Сверкнули его глаза, руки затряслись. Все исполнил в этот раз как надобно. И мертвяк упокоился с Богом.

А в ночь на Купалу цветком ярким неправедным расцвел на могиле утопленника папоротник. Подхватил его Аверьян. Цветок в руках все ярче и ярче разгорается, словно зовет его, дорогу указывает.

Аверьян за светом папоротника идет. Дошел до сосновой рощи, под сломанное дерево упал, разгреб хвою да мох, чуть землю подцепил. А там – серебряный череп с петельками. Нажал на петельки Аверьян, шкатулка раскрылась, а в ней - браслеты, кольца, подвески всякие. Разбойничьи украшения, душегубами снятые.

Нет, не взял их Аверьян. Отнес в управу, подписал, чтоб прибыток на богоугодное дело назначили. Денег от украшений на целую церковь хватило – красивую, справную. Но отчего-то к той церкви народ не спешит. Может, потому что стоит в отдалении, может, еще причина какая.

Но сказывают, что в ночь на Купалу видят подле нее странного мужика в белом исподнем, с серым лицом и впалыми щеками. Дескать, бродит вокруг да приговаривает: «Прошеное исполни!» Люди говорят, что это некий Егорий, лиходей, которого за душегубство его земля не держит. Старые люди поговаривают, что если при встрече не вздрогнет человек, не убоится вида его, а согласится исполнить просимое, тому Егорий клад свой подарит. Только добра от тех денег не будет - одна маета. Бывали смельчаки, на все готовые ради егорьевых барышей, что просили у упыря милости, а после строили дворцы да ели сытно. Но не впрок им было, не в радость, потому и кончали страшно, не по-людски вовсе.

А Аверьян был счастлив и не пожалел, что не взял денег Егория, а всего сам добивался. Дети его подросли, выучились и жили честно и совестливо, как Бог велел. Так и вся жизнь прошла.





Новости

В регионе В России В мире
  • После взрыва

    14.08.2019

    Жители Ачинского района, пострадавшие от взрывов на военном складе в Каменке, начали получать материальную помощь.

  • Миграция

    Миграция

    14.08.2019

    Красноярские статистики рассказали о миграционной ситуации на территории региона за шесть месяцев - с января по июнь 2019 года.

  • Официально

    14.08.2019

    Администрация города обращается к жителям Канска с настоятельной просьбой объединить усилия в предупреждении лесных пожаров.

  • Рейтинг

    Рейтинг

    14.08.2019

    СФУ улучшил свои позиции в мировом рейтинге университетов по уровню присутствия в сети. Рейтинг составили в Webometrics Ranking of World’s Universities.

  • А у нас водопровод - вот!

    А у нас водопровод - вот!

    14.08.2019

    До 2024 года Красноярский край получит 2,6 млрд рублей на обеспечение жителей качественной питьевой водой.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии