ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Город студенческой весны

Комментариев: 0
Просмотров: 10877

Татьяна Юркина, студентка ЕГПИ с 1959 по 1963 гг.

20.10.2016 00:00

Город  студенческой весны

Не так давно мы уже писали о том, что в 2019 году Енисейск отметит свое 400-летие. А сегодня мы предлагаем перенестись в его недавнее прошлое и вновь пройти по улицам этого старинного города вместе с Татьяной Юркиной, для которой Енисейск стал городом студенческой юности...

1959 год. Июнь. Выпускные экзамены, бал, прощание со школой №4 г. Канска, любимыми учителями. Мы - я, Наташа Железняк, Галя Карпова - решили поступать в Енисейский пединститут. В первый раз отправляемся самостоятельно в такой дальний путь: что ждет нас впереди? Взяли свою школьную форму с белым фартуком (особых нарядов не было, в ней и сдавали все вступительные экзамены) и выпускные платья из поплина, в которых потом ходили на студенческие вечера. В Красноярске жила наша преподавательница математики - Галина Коршунова, мы списались с ней, и она нас встретила. Помню какой-то маленький домик, но сколько материнского тепла мы получили в нем! А в школе наш педагог была очень строгой. Всем места хватило на полу, утром нас проводили на автовокзал, и вот мы уже на пути в новый город. Дорога ужасная - рытвины, ухабы. Наконец, добрались…

Воинская часть «Полюс» на въезде в Енисейск была элитной (я думаю, ракетчики), солдаты в основном из Москвы, Ленинграда, других городов европейской части Союза. Они постоянно приезжали на наши студенческие вечера, и сколько потом девушек-сибирячек стали жительницами европейских городов и столицы страны. Одна наша девушка дружила с солдатом и решила пригласить его в гости. Он пришел с другом. Мы очень волновались, что приготовить для встречи (стипендия была 24 рубля, повышенная - 27 рублей, кто «завалил» сессию, тот ничего не получал). Жили коммуной, сбрасывались в месяц по 15 рублей. Значит, из общего котла нужно выделить деньги на встречу. Но чего не сделаешь ради любви! Составили меню: пшенная каша и соленая сельдь (даже картошки не оказалось). Ребята пришли, но к угощению не притронулись: выяснилось, что они каждый день ели такое «меню». А мы-то думали их удивить. Но время провели весело, в разговорах, а после ухода гостей устроили себе «праздничный» ужин.

Институту разрешили готовить солдат из воинской части для поступления в вуз. В течение года мы с ними занимались по вечерам: я, например, вела русский язык и литературу, то есть готовила к сочинению. Причем на курсы приходили и офицеры. Как мы радовались, что все наши «ученики» выдержали экзамены! Им выдали экзаменационные листы с печатями, подписями, которые давали право на поступление в вуз, техникум…

От автостанции мы огромной гурьбой отправились к институту. Сдали все документы, распределились по общежитиям. С современным студенческим бытом, конечно, не сравнить: в комнатах по 13-15 человек, постельное белье стирали сами руками, правда, была прачечная с ваннами и стиральными досками. Я позднее дружила с сыном нашей кастелянши Володей Ануфриевым, поэтому меняла белье на всю огромную комнату. Туалеты были на улице, вечером ходили по неосвещенному двору большой группой. Воду привозили из Енисея в бочках, возница разливал ее в ведра огромным черпаком. Холодильников не было, все продукты хранили на холодном чердаке, часто из авосек сало, мясо пропадало. На весь этаж - единствен-ная кухня с печкой, которую топили дровами, дежурные должны были ежедневно их приносить. Но быт нас не пугал, так тогда жила вся наша страна. Самое главное, что мы были молоды, жизнерадостны, такие трудности нас не пугали. По мере перехода на последующие курсы количество живущих в комнате уменьшалось, и на старших курсах мы жили уже в комнатах по 5-6 человек. Помню, на первом курсе нас жило в одной комнате 13 человек, а кроватей было 10, значит, спали и по двое, точно по пословице: «в тесноте, да не в обиде».

Распределилась абитура по общежитиям, быстро перезнакомились друг с другом. Впереди - экзамены. В тот год конкурс был небольшой, но тем обиднее было не выдержать его. Были льготы для поступающих: например, производственникам (тем, кто чаще всего два года работал в раздевалках, на вахте, санитарками), целинникам (они приходили на экзамены с медалями «За освоение целинных земель»), участникам комсомольских ударных строек (а таких в нашем крае было много) - их зачисляли в первую очередь, даже при низких проходных баллах. Помню Вано Мкртчяна из Армении, ставшего сибиряком: он сразил приемную комиссию тем, что сочинение на русском языке написать не мог, поэтому, пока мы писали сочинение, сдавал его устно. Парнем оказался очень хорошим, впоследствии работал собкором «Пионерской правды» в Армении.

Я и Наташа Железняк поступали на филологическое отделение, а Галя Карпова - на математическое, все получили высокие оценки. Приемная комиссия при подведении итогов особо выделила наши сочинения и ответы по истории. Конечно, это, прежде всего, была заслуга наших учителей - Гусевой К.Я., Кулакова И.Ф., Брындиной Н.И. И мы очень гордились тем, что в адрес этих педагогов канской школы №4 были отправлены благодарственные письма из института. Мы не подвели родную школу и все годы учились очень хорошо.

Правда, помню один печальный случай. Кто-то из великих сказал: настоящий студент хоть раз должен завалить сессию, значит, я попала в разряд настоящих студентов: не смогла сдать с первого раза экзамен по истории Древнего мира (шпаргалками никогда не пользовалась, тем более преподаватель был очень уважаемый человек, но полуслепой, чем многие студенты и пользовались). Расстроились оба - и педагог, и студент. Конечно, потом сдала свой вопрос «законы Хаммурапи», которые помню до сих пор. В дальнейшем в своей педагогической практике никогда не преподавала историю Древнего мира, хотя и любила ее. Самое обидное, что осталась без стипендии, но домой не стала сообщать. Выручали в таких случаях всегда наши юноши, живущие в общежитии, они брали нас с собой на разгрузку барж, и кое-что из заработанного перепадало и нам. Некоторые устраивались работать почтальонами, техничками. Конечно, с учебой было труднее, но кто виноват?

За год я всегда подкапливала денег, чтобы порадовать своих младших братьев и сестер всякой вкуснятиной. Дело в том, что Енисейск в те годы снабжался Москвой и Ленинградом (может, потому, что вокруг были золотые прииски). Вот как моя младшая сестра Нина описывает эту конфетную радость в моей книге «Память на века»: «Раньше почтовые посылки развозили на лошади по домам. Квартира наша находилась на первом этаже, окна располагались низко. Однажды сидим, обедаем, смотрим в окно: подъезжает почтовая повозка, мужчина-старичок открыл ключом огромный шкаф-сундучок, достал посылку и понес ее. Мы думаем: вот кто-то счастливчик (ведь это было перед Новым годом). И вдруг раздался стук в нашу дверь, а старичок с посылкой на пороге и говорит: «Юркина Галина Васильевна здесь живет?» Мы все хором: «Да!» Мама быстро заполнила все почтовые извещения, сразу открыла посылку, а там - полный ящик польской карамели, да еще какой! Мы такой никогда не пробовали. Посылка была от нашей старшей сестры Танечки. А ведь она сама была студенткой и на свою крошечную стипендию купила нам таких вкусных конфет. Вот это был настоящий новогодний подарок. В начале 60-х годов в Канске таких конфет вообще не было. Мама нам дала попробовать понемногу и все оставила на Новый год. А мы в этот праздник угостили конфетами всех друзей двора».

Особое воспоминание о студенческом буфете и столовой. В буфете продавались маленькие булочки по 3 копейки на два укуса. Поэтому никто не хотел угощать на «халяву». А еще очень вкусными были пирожки с ливером по 5 копеек. Столовая находилась во дворе общежития. Одно время там на столах стоял как бы бесплатный хлеб. Если были очень голодны, забегали туда, брали по стакану чая, а хлеб прилагался. Но разгадав намерения студентов подкрепляться практически бесплатно, скоро такой хлеб в столовой убрали. Со стипендии мы сбрасывались по рублю, заходили в кафе, набирали всяких сладостей и тут же устраивали «пир на весь мир» один раз в месяц. Большинство студентов были из сел и деревень, они часто получали посылки с домашними вкусными продуктами. Очень этим продуктам были рады.

Мы очень много занимались общественной работой, научной деятельностью. Проезжая по Казачинскому району, я вспомнила, как с преподавателем по языкознанию Ивановой Александрой Ивановной (она была из Москвы) мы ездили в диалектологические экспедиции, записывали различные говоры, диалекты, сказки, песни, были, сами потом по всем правилам обрабатывали их. Наш руководитель собирал материал для своей диссертации «Сибирские говоры севера Енисея». Меня эта наука очень увлекла, преподаватель уговаривал поступить в аспирантуру, но надо было ехать домой, помогать растить младших братьев и сестер.

Помню, как мы были в деревне староверов. Они жили своей общиной на другом берегу Енисея от деревни Пятково. Председатель колхоза очень уговаривал нашего руководителя не ездить туда, боялся, что староверы нас не пустят. Но лодку все же дал, переправил на противоположный берег Енисея. И правда, в дом нигде нас не пустили, воду давали в берестяных кружках, которые потом выбрасывали, купить поесть тоже было негде. Но разрешили переночевать на сеновале, и то потому, что Александра Ивановна читала им старинные книги на старославянском языке. Рано утром нас выпроводили на берег Енисея, лодка с председателем уже ждала.

12 апреля 1961 года у нас шел урок выразительного чтения. Вдруг в коридоры как будто ворвался смерч, захлопали двери аудиторий, начался шум, гам, кто-то очень громко кричал: «Наш советский человек в космосе!» Мы все сорвались с мест, побежали на главную площадь города, где на высоком столбе была установлена черная тарелка радио, из которой и разносились новости о полете Гагарина. Было такое впечатление, что не только мы, а весь город на одном дыхании слушал историческую весть. Так оно и было. Все радовались, незнакомые люди поздравляли друг друга с такой победой страны. Все повторяли: «Юрий Гагарин, Юрий Гагарин...». К сожалению, увидеть репортажи не могли, телевидения не было тогда. Вот это чувство гордости за страну, это единство всего народа до сих пор в памяти, и всегда по телу проходит дрожь.

А какие студенческие свадьбы были у нас! Некоторые девушки уже на 1-2 курсах обзаводились семьями. Мы очень благодарны педагогам, которые помогали нам организовывать такие свадьбы. Особенно запомнилась Раиса Тихоновна Гриб (в семье не было детей, мы все были ее детьми). И всегда свадьбы проходили замечательно, со студенческим задором, весельем, выдумками. А потом мы помогали молодым мамочкам нянчить детей - наших студенческих «дочек» и «сыновей», особенно во время сессий. К нашей чести, на нашем курсе ни одна мама не оставила институт, вместе с нами получили дипломы, а дети уже бегали на своих ножках…

Однажды мы на лыжах совершили переход из Енисейска в Маклаково и Ново-Маклаково, в которых в то время создавались предприятия, объявленные ударными комсомольскими стройками. Вел нас преподаватель математики Майер. И хотя зима была очень суровая и не ахти как мы были одеты, но все дошли, дали концерт, пообщались с молодыми строителями. Хозяева под гитару пели песни, а потом мы еще долго танцевали прямо в бараке. В город возвратились в темноте, уставшие, но очень довольные своим лыжным походом, с чувством выполненного долга. А по пути еще останавливались в Абалаково, там тогда строилась железная дорога до Ачинска, чтобы быстрее доставлять древесину на транссибирскую магистраль.

Студенческая дружба - самая крепкая. Живя совершенно самостоятельно, мы и в радости, и в горе были друг другу надежной опорой, всегда рядом были друзья, которые протягивали руку помощи, и вот уже более 50 лет я храню студенческую дружбу.







Новости

В регионе В России В мире
  • Осторожно: ПОДДЕЛКА!

    Осторожно: ПОДДЕЛКА!

    07.11.2018

    Жителям края напомнили, как распознать фальшивые деньги, назвав серии подделок.

  • Капремонт

    Капремонт

    07.11.2018

    В Правительстве Красноярского края состоялось очередное заседание комиссии по отбору заявок на включение в реестр квалифицированных подрядных организаций, которые могут выполнять капремонт многоквартирных домов.

  • Новость недели

    07.11.2018

    30 октября Канский городской суд огласил приговор генеральному директору ООО «Тепло-Сбыт-Сервис» Эдуарду Борелю, обвиненного в незаконном предпринимательстве, сопряженном с извлечением дохода в особо крупном размере.

  • Криминал

    07.11.2018

    Двое мужчин в Канском районе нагло спилили десятиметровую водонапорную башню и хотели сдать ее на металлолом.

  • Импортозаместили

    07.11.2018

    Предприятие в Канском районе оштрафовали за антибиотики в молоке. Об этом сообщили в Управлении Россельхознадзора.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы