ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Канск-Стругацкий

Комментариев: 0
Просмотров: 2337

Владимир КОЛПАКОВ. Фото автора.

07.06.2017 00:00

Канск-Стругацкий

«СГ» уже писала о том, что 18 и 19 мая в нашем городе гостил известный российский писатель Ант Скаландис (Антон Молчанов). Для нас он, прежде всего, писатель, написавший книгу о Стругацких, в которой – впервые - нашлось место Канску. По большому счету, мы должны быть благодарны писателю и за Культурную столицу 2015 года, и за библиотеку имени братьев Стругацких, открывшуюся в 2016 году, и за то особое внимание, которое сегодня нам дарят любители русской словесности.

 

 

У меня была возможность сопровождать писателя во всех его маршрутах по городу, и время от времени я нажимал клавишу диктофона, записывая и выступления Антона Викторовича, и просто рассуждения по тому или другому поводу.

 

- Прежде всего несколько слов о себе.

- Сколько себя помню, всегда любил писать, сочинять. Как только постиг грамоту, взялся за сочинения. Первый рассказик я написал в неполные шесть лет, назывался он «Кися на рыбалке»: Кися (котенок) взял удочки, накопал червей и пошел на рыбалку. А дальше было перечисление всех рыб, которых я знал. Потом была школа, Химико-технологический институт, МХТИ им. Менделеева.

Поворотов в жизни было много, и первый - в другую сторону от литературы. Было внутреннее противоречие между тем, чему я учился и чем интересовался в жизни. Но потом пришло равновесие, я понял, что это прекрасно, что знаю науку. Все это помогло не просто стать писателем, но писателем-фантастом. Благодаря этому я пришел на семинар молодых фантастов в Москве, потом семинар в Петербурге, который вел Борис Стругацкий. С Борисом Натановичем мне посчастливилось быть хорошо знакомым. С Аркадием Стругацким я, к сожалению, познакомиться не успел. Его не стало в 1991 году, я вошел в писательские круги позже. Последние годы я не только исполняю общественные обязанности в Союзе писателей, но являюсь издателем, работаю в медицинском издательстве и этим зарабатываю себе на жизнь. Естественно, остаюсь писателем и учеником Стругацких, литературным агентом Стругацких, а теперь и их наследников. И это еще одна моя работа, которая помогает оставаться в кругу тех же интересов, общаться со многими интересными людьми связанными со Стругацкими, с литературой, с кино.

 

- Что для вас фантастика?

- Ни в коем случае не жанр. Это распространенная ошибка. Фантастика бывает разной. В широком смысле слова фантастикой будет все - от древних мифов до современных сказок. Но есть понятие «научная фантастика». Ее писали Стругацкие, подав пример, как из этого делать большую, настоящую литературу. И отделять их от всей классики не нужно, Стругацкие - в одном ряду с книгами Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Булгакова.

 

- Кто и что для вас Стругацкие?

- Для меня Стругацкие - мое «все». Я их рассматриваю как культурный феномен. Это не просто писатели, это деятели культуры, в каком-то смысле совесть нашей нации. Их роль недооценена. Все написанное ими со временем будет пониматься лучше и глубже.

Как я сказал, с АН знаком не был, видел его издали пару раз. С БН мы общались, много раз виделись. Первый раз в Юрмале, куда он приезжал на Всесоюзный семинар писателей-фантастов, и потом уже в Петербурге. Благодаря книге, которую написал, установились почти родственные связи с обеими семьями Стругацких в Петербурге и Москве.

Я познакомился с творчеством Стругацких довольно поздно, в шестнадцать лет. Потом читал постоянно, не мог оторваться. И когда я начал работать в литературе, их влияние на меня было огромным. В свое время писал продолжение их повести «Гадкие лебеди». Моя повесть «Вторая попытка» включена в сборник «Время учеников». Я в предисловии написал, что это был момент когда я смог расслабиться не пытаться препятствовать своему желанию подражать Стругацким. Те, кто читал мои книги, может, заметил, что в каждой из них так или иначе цитируются АБС.

 

- В предисловии книги «Братья Стругацкие» вы упоминаете, что бывали в Канске в 1979 году. Как состоялась эта первая встреча с нашим городом?

- Обязательно хотел об этом рассказать. Тридцать восемь лет мечтал вернуться в Канск. И вот только-только с поезда - и сразу к вам. Уже счастлив, что сюда выбрался. История проста: студенческие строительные отряды. Это было распространенным явлением, все студенты, начиная с первого курса, отправлялись в отряды. Особенно популярно было уехать куда-нибудь далеко в поисках экзотики, кто-то даже на Дальний Восток летал. А мне посчастливилось попасть после второго курса в Сибирь.

Я увидел в Канске не то, что видят местные жители. Да и посмотреть-то толком не успел - работал на строительстве деревообрабатывающего комбината на 9-м километре Тасеевского тракта и на кирпичном заводе, которого уже нет. А в городе я бывал, когда в баню приезжали помыться, в ресторан… Фрагментарные воспоминания, которые помогли создать реконструкцию моей книги о Стругацких. Описываю я то, что видел своими глазами и почувствовал, что за тридцать лет после моего визита сюда и визита Стругацкого мало что изменилось.

 

- Как зародилась идея книги о Стругацких? Есть версия, что ее подсказал Дмитрий Быков. И как в книге возникла довольно объемная глава о Канске?

- Книгу о Стругацких я бы все равно написал рано или поздно, это естественный итог моей работы в литературе. Но если бы я взялся за эту работу позже, это была бы ошибка, я бы никого бы не застал из ближайшего окружения АН. За последнее время уже многих не стало. У меня был мистический случай – долго искал Игоря Ошмарина, он часто упоминается в биографии Стругацких, искал долго, а когда нашел и позвонил, мне сообщили, что он день назад умер.

Огромное спасибо Диме Быкову за предложенную работу. Хотя это не случайность, он просто в то время работал куратором серии ЖЗЛ, а поскольку мы были знакомы, возникла идея сделать биографию АБС. Идея, парадоксальная, прежде всего, пришла к нему. Борис Натанович был жив и слава Богу прожил с момента, когда началась работа над книгой, еще семь лет. Обычно о живых такие книги не пишутся, но к тому времени уже был прецедент - книга о Борисе Громове. Сделали серию внутри серии, и удалось ввести книгу о Стругацких.

Нельзя сказать, что я сразу стремился показать Канск. Конечно, у меня к Канску было особое отношение. Я изначально нашел упоминание о Канске в книгах самих Стругацких - когда вышла книга «Хромая судьба», все узнали, где служил Аркадий. Было интересно узнать подробности. Постоянно живя в Москве, я ездил в Петербург, показывал рукопись Борису Натановичу. Он курировал эту книгу. Он каждую главу прочитывал, делал замечания, исправления, дополнения. К слову, позже Борис Натанович сказал мне замечательные слова: «Антон, благодаря тебе я узнал много нового о своем брате». Это было сильно, ради этого одного стоило написать книгу, тем более ради всего остального. А теперь я вижу, что и ради Канска стоило эту книгу писать.

В книге, безусловно, сработало мое личное отношение к Канску. Писал я по рассказам многих друзей, в частности Мариана Ткачева, который был одним из ближайших друзей Аркадия. С Марианом Ткачевым они познакомились в конце 50-х. И хотя тот был младше Стругацкого на 8 лет, они были очень близкими друзьями, говорили обо всем, в том числе о Канске. Канск в жизни Стругацкого сыграл огромную роль. Здесь было и знакомство с китайской библиотекой, и настоящая языковая работа в Школе военных переводчиков, первая его встреча с Сибирью. Становление его как личности начиналось именно в Канске. Здесь начинался его роман с Еленой Ошаниной-Воскресенской. Канск был стартовой площадкой по всем параметрам. И, поняв это, я просто не смог пройти мимо - для книги глава о Канске была совершенно необходима. Мне кажется, Канску я уделил заслуженно много места и очень рад, что это дает свои плоды. Спасибо Канску - вы как никакой другой город в стране продвигаете Стругацких. Даже в их родном Петербурге такого нет, к сожалению, не говоря о Москве.

 

- В книге о Стругацких названа улица Эйдемана, на которой жил Стругацкий. Это расходится со сведениями, которые прислали Людены. Откуда взялась эта улица?

- Я ожидал этот вопрос и сделал домашнюю заготовку. К сожалению, никакого полного документа на этот счет нет. Мне рассказал об этом тот же Мариан Ткачев. Я нашел этот кусочек в фонограмме и сейчас его прочитаю. Разговор с Ткачевым 25 июня 2006 года: «Натаныч любил военную историю, особенно Гражданскую войну, у него отец там воевал. Стал рассказывать про Роберта Эйдемана, которого расстреляли вместе с Тухачевским. Я спрашиваю: – Еврей? – Нет, говорит, латыш. – А…, - сказал я, - латышский стрелок. Натаныч хмыкнул: - Из тех, что стояли у рижского вокзала и сигареты стреляли (старая шутка). Помолчал и говорит: - Латышским стрелком он не был, а я в Канске жил по улице Эйдемана. – Там ваша школа переводчиков была, что ли? – Нет, там я жил у Вали из краеведческого музея. – Он произнес это имя так, что я понял - больше ничего не скажет. А больше ничего и не надо было. Я прямо спросил – Натаныч, какая Валя, ты ж там в Канске дважды женат был. (Мы все про друг друга знали, поэтому и подкалывали так запросто) Я точно помню, что он мне тогда ответил: - Вот именно, дважды женат, одна уже не жена, а другая еще не жена. А знаешь, как в математике - минус на минус дает плюс. Она вроде директором была этого музея. Интересный такой, начитанный человек, они много беседовали о книгах, об истории, а может и про Эйдемана рассказала. А познакомились случайно, он искал, где жить в городе. А вообще Натаныч очень скрытный был, когда речь заходила о дамах. Другим вообще ничего не рассказывал, я у него был особый случай».

 

- Откуда писатели берут вдохновение?

- Если бы знать ответ, наверное, все бы стали писателями. Может быть, от Бога. Бывает, что долгое время вообще ничего не получается. А иногда накатит, как у Пушкина Болдинская осень, - и понеслось. Ответить на этот вопрос никому не удавалось. Вся прелесть, что ответа нет.

 

- Могут ли религия и наука мирно сосуществовать?

- Вопрос сложный. Мне уже приходилось на него отвечать, сейчас это особенно актуально, у нас пошел откат к прошлому, религию нам стали несколько принудительно насаждать, что неприятно, как и то, что в годы советской власти принудительно насаждали атеизм. Так же мне неприятны предложения о введении закона божьего в школе, эти ужасные процессы за оскорбление чувств верующих… Кто придумал такую статью?

У меня отношение к религии очень простое: я атеист, и в этом у меня абсолютно общие отношения со Стругацкими. Борис Натанович во всех своих встречах с читателями, семинарах подчеркивал, что они с братом не верили ни в какого бога. Я считаю, что религия и наука в полном смысле друг другу не противоречат. Мы знаем великих врачей Пирогова, Войно-Ясенецкого, которые были глубоко верующими людьми, и это им не мешало в их врачебной практике.

 

- Вы сказали как-то: «Последние пять лет я борюсь за возрождение научной фантастики». Получается, чтобы страна имела новых Циолковских, Сахаровых, нужно популизировать фантастику?

- Скорее науку. Фантастику каждый понимает по-своему. Эта идея появилась в Америке в начале двадцатого века, а потом перешла на советскую почву, и у нас появились такие фантасты как Беляев… Идея научной фантастики, идеализирующей науку, себя изжила. Стругацкие же стали крупными писателями, потому что ушли от научной фантастики, переосмыслили и сделали другое. Но в наши дни пошел откат: и рост бессмысленной «фэнтези», да и с наукой просто беда. Люди не только не хотят всерьез идти в науку, но и не понимают, что если на этом фоне просыпается религиозное мракобесие, становится жутковато. Уже пахнуло Средневековьем.

 

- Вы - автор сиквела к знаменитому «Миру смерти» в реальном соавторстве с американским писателем Гарри Гаррисоном. Тираж книг превысил 500 тысяч. Расскажите об этом проекте.

- Проект был в свое время впечатляющий. Двадцать лет прошло с того времени. Гаррисон - прекрасный писатель, популярный в англоязычных странах. Но к 90-м годам его популярность там сошла на нет. А в России после перестройки Гаррисон, наоборот, стал наиболее популярным автором. Его издавали огромными тиражами, а читатели хотели еще. И тогда издательство «Эксмо» обратилось к Гаррисону с предложением: что, если кто-нибудь из наших авторов допишет, сделает сиквелы? Он сказал: конечно, какие проблемы. И когда мне позвонили из редакции, я понял, что нужно соглашаться. Это интересно и очень прибыльно, а времена были такие, что я жил только с написанных книг, и мне было важно. Вначале Гаррисон прислал несколько страничек, первый синопсис. Потом был общий синопсис, измененный уже с моими пожеланиями. У меня была надежда, что меня переведут и издадут в Штатах, но ничего не получилось. Англо-американская литература закрыта, чудом туда попали Лем и Стругацкие. Потом мы встречались с Гаррисоном в Москве, он приезжал в Киев на Еврокон в 2006 году и я туда специально ездил, а потом он приезжал на Еврокон в Москву в 2008 году. Это была последняя наша встреча. Так что соавторство реальное.





Новости

В регионе В России В мире
  • Зима близко

    05.09.2018

    Пресс-служба СГК сообщает, что тепловые контуры Канска готовы к старту отопительного сезона - гидравлические испытания и ремонты на тепловых сетях завершены.

  • Запишись-ка!

    05.09.2018

    В рамках реализации социокультурного проекта «ОБРАZ» продолжается набор в студию видеосъемки и монтажа «ОБРАZ».

  • Спорт

    05.09.2018

    Мотокросс / самбо / дзюдо

  • Визит

    05.09.2018

    На минувшей неделе Канский городской совет депутатов принимал делегацию Академии наук КНР.

  • Гашек, гуд бай!

    Гашек, гуд бай!

    05.09.2018

    В Канске в зале ожидания ж/д вокзала установили фигуру чешского писателя Ярослава Гашека.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы