Потому что мы с севера, что ли

Комментариев: 0
Просмотров: 27467

30.10.2012 00:00

Потому что мы с севера, что ли

Норильское книжное издательство «АПЕКС» является своеобразным юбиляром Красноярской Ярмарки Книжной Культуры - свой стенд в МВДЦ «Сибирь» в рамках КрЯККа оно открыло в этом году в пятый раз. Мы задали несколько вопросов редакторам издательства - главному и художественному: Ларисе и Станиславу Стрючковым.


- В одной из ваших визиток написано: «Самое северное издательство в России». Это действительно так, или это своеобразный рекламный ход?

Л.С.: Отнюдь. Посмотрите на карту, и всё станет понятно. Норильску в этом плане повезло: так как он является самым северным городом в России (с населением больше 100 тысяч человек), то и всё, что с ним связано, тоже «самое северное». Например, у нас имеется самая северная железная дорога, самый северный театр, самая северная мечеть… Ну и издательство, конечно, самое северное в стране.

С.С.: Хотелось бы, конечно, сказать, что и самое северное в мире, но я не уверен, что, например, в Барроу (самый северный город мира) или в Хаммерфесте (самый северный город Европы) нет своего издательства…

 

- Давайте коснёмся как раз ваших изданий. Ваше издательство широкого профиля, или вы специализируетесь на какой-то отдельной теме?

Л.С.: И широкого, и специализируемся… Тут требуется некоторое отступление. Дело в том, что в Норильске никогда не было своего книжного издательства. Так исторически сложилось, что все подобные организации в Советском Союзе открывались в крупных городах: областных и краевых центрах. Норильск в административном плане никогда не был никаким центром, поэтому и издательство ему не полагалось. А талантов в нашем регионе ничуть не меньше, чем в любом другом. Своеобразное наследие оставили и бывшие узники Норильлага - цвет нации, который отбывал сталинские сроки в наших лагерях. Уже давно сменилось поколение, но культура и потребность в творчестве осталась в норильчанах, если хотите, на генетическом уровне.

Поэтому, конечно, мы работаем с любыми изданиями - и со сборниками стихов норильских поэтов, и с монографиями учёных, работающих на нашей земле, и с фото- и изоизданиями.

С.С.: Но всё же есть у нас одна тема, которой мы отдаём предпочтение, - это Север. Более того, на базе нашего издательства сформировалась исследовательская группа. Вот уже более десяти лет мы участвуем в экспедициях, работаем в архивах по всей стране и потихоньку приоткрываем тайны нашей территории. Но не только Таймыра - всего российского севера.

Вообще, север, российская Арктика - до сих пор настоящее белое пятно в прямом и переносном смыслах. И, наверное, это можно объяснить: у нас по-прежнему, как и во времена Великой северной экспедиции, не развита транспортная схема, отсюда малодоступность и малоизученность пространств за полярным кругом.

Л.С.: А нам, в силу географического положения, удаётся за короткий период северного лета проникнуть в эти малодоступные края и даже сделать небольшие открытия.

Кстати, в рамках нынешней книжной ярмарки мы представим несколько наших экспедиций, расскажем о заброшенных и забытых посёлках, последние упоминания о которых датируются XIX веком, но которые нам удалось найти.

С.С.: Например, в рамках краевого гранта «Социальное партнёрство во имя развития» мы организовали экспедицию «Легенды реки Пясина», и нам посчастливилось найти, вместе с ребятишками 41-й школы, старинное поселение: станок Заостровский.

Мы горды тем, что эта экспедиция и наша работа были оценены - проект стал «Лучшим социальным проектом 2011 года» в номинации «Красноярская идентичность».

Л.С.: Вообще же, мы очень сильно надеемся, что удастся привлечь в наши края археологов. Вернее, они-то, археологи, хотят к нам приехать, но денег на организацию научных экспедиций у них нет… А ведь у нас работы для них непочатый край.

Вот, например, совершенно свежая новость, о которой мы даже ещё не успели написать материал в «Неизвестном Норильске». Итак, во время установки памятного креста на месте старинного поселения Часовня в сентябре этого года случайно были вскрыты старые захоронения. По всей видимости, погост станка Часовня, но это ведь только наши размышления - историков-краеведов. А нужны полноценные археологические раскопки, чтобы идентифицировать кладбище. На сегодняшний день случайно вскрытое захоронение снова засыпано и покоится под сенью креста - ждёт своих учёных.

 

- Получается, ваша работа выходит за рамки издательской.

С.С.: Может быть, и выходит, а может быть, в этом и есть суть просвещения как такового. Вспомните Сытина. Он остался в истории не только благодаря тому, что был просто издателем, он ещё и подвижником и просветителем.

Л.С.: Нам, конечно, далеко до высоких званий издателя Сытина, но приобщать подрастающее поколение к истории своей территории считаем своим долгом. Поэтому не только издаём детские книги, ориентированные на историю и географию региона, даже комиксы по истории Норильска, а вот уже третий год, в содружестве с той же 41-й школой, организуем и проводим городскую викторину «Неизвестный Норильск» среди старшеклассников.

С.С.: И, получается, тоже в третий раз готовим вместе с сотрудником норильского музея Верой Александровной Плешаковой конференцию исследователей территории - КИТ. Можно сказать, что идея КИТа появилась из ностальгии по конференциям локальных историй, которые в своё время проводил в Норильске всё тот же Фонд культурных инициатив. Конечно, проводим мы их не так масштабно, как делал это Фонд Михаила Прохорова (надо сказать, что у нас они проходят без единого рубля, на общественных началах), но всё же раз в год исследователи, туристы, краеведы, учёные, работающие на территории, собираются вместе и в течение целого дня рассказывают и показывают друг другу и многочисленным посетителям КИТа, что нового удалось найти, о чём узнать, какую очередную загадку разгадать…

 

- Расскажите подробнее о грантовых изданиях, которые ваше издательство выпустило в свет благодаря конкурсу «Книжное Красноярье».

Л.С.: Полезное и хорошее дело организовало правительство края - я имею в виду социальную программу «Книжное Красноярье». Дело в том, что книги, как и многое другое в нашей жизни, делятся, грубо говоря, на коммерческие и некоммерческие проекты. За этими двумя понятиями стоит масса нюансов и неоднозначных определений.

Что такое коммерческая книга? Очевидно, что это та книга, выхода которой ждут широкие массы, продажи практически мгновенны, прибыль несомненна. Стоят ли за этим понятия «плохая или хорошая книга»? Совсем нет. Коммерческая книга может быть как хорошей («Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского называли в своё время бестселлером), так и плохой (да простят меня сочинительницы ироничных детективов).

Просто в какой-то момент времени общество настроено на получение определённой книжной продукции, гарантирующей отдых ли, лёгкое ли чтиво, доступ ли к правам и свободам разного толка. Сейчас трудно представить, но «Американская трагедия» Драйзера в 30-х годах прошлого века запрещалась в ряде штатов как «порнографическое» издание!

И наоборот, многие писатели, особенно поэты, умирали в нищете, будучи неоценёнными при жизни: их книги были абсолютно некоммерческими проектами. Но что бы стало с нацией, если бы так и не увидели свет их произведения?

Здесь мы вплотную подошли к проблеме спасения некоммерческой литературы. Как ни странно, зачастую это поистине бесценная литература, которая будет востребована, может быть, уже в ближайшее время, а может быть, всё же далёкими потомками. Но вот именно сейчас на неё денег и не хватает… Как правило, хронической своевременной невостребованностью страдают практически все научные, исторические, краеведческие издания…

С.С.: Что касается наших проектов, изданных в рамках «Книжного Красноярья», на сегодня это две книги: «Хронология Таймыра» Вадима Денисова и альбом «Нганасаны. Культура народа в атрибутах повседневности».

Первая представляет собой уникальную подборку информации по истории Таймыра. Надо сказать, что ранее подобных изданий, касающихся нашего региона, не было вовсе. Публиковались, правда, отдельные подборки, ограничивающиеся небольшими временными рамками и касающиеся какого-либо одного события. Но такой масштабной работы, которая представлена в «Хронологии…», не делал никто. Книга охватывает период тысячелетней давности - с того времени, когда археолог Леонид Хлобыстин датировал найденные им бронзолитейные льячки недалеко от реки Пясины, до 1939 года, после которого основная история Норильска как современного города и Норильского полиметаллического комбината достаточно хорошо известна. Выстроенные в одну хронологическую цепочку, события и факты на многие вещи открыли глаза. В частности, стало понятно, почему торопился в 1915 году Александр Сотников поставить заявочные столбы в Норильских горах на разработку полезных ископаемых, почему пустели в тот или иной период огромные территории Таймыра - после эпидемий, во время «золотых лихорадок» и т.п., удивительно проявилась прогрессивная роль Русской православной церкви в освоении и развитии новых земель…

Тем не менее для широких масс эта книга не является бестселлером. Несмотря на то, что написана она лёгким и удобочитаемым языком, интересна она всё же более узкому кругу лиц: историкам, исследователям, людям, интересующимся историей нашей страны, историей Севера…

Л.С.: А «потребителей» альбома «Нганасаны…» и того меньше. Достаточно сказать, что представителей народа, чьей культуре посвящена книга, почти в три раза меньше, чем тираж: восемьсот человек против двух тысяч экземпляров.

Но сказать, что эта книга уникальна, - значит, ничего не сказать. Пожалуй, это единственная возможность наиболее полно донести до потомков угасающую культуру одного из самых малочисленных народов Севера. Дело в том, что альбом представляет собой каталог практически виртуального собрания предметов домашнего обихода, одежды, шаманской атрибутики… Почему виртуального? Потому что все предметы коллекции, собранные за многие годы Олегом Крашевским, до сих пор не представлены широкой публике: большая их часть, из-за отсутствия подходящего помещения, так и находится упакованным в коробки и мешки, а та небольшая выставка, которая действует только в летнее время на туристической базе в районе малодоступного озера Лама, что на плато Путорана, конечно, не может представить всей картины.

Учитывая же, что коллекция Крашевского на сегодня самая большая и полная в мире, можно сделать вывод: альбом «Нганасаны…» - единственная пока возможность познакомиться с материальной культурой уникального народа в полном масштабе.

 

- В вашем издательстве выходит много литературы, ориентированной на северную тематику. Вы задавались этой целью изначально?

Л.С.: Скажем так: наше издательство и появилось благодаря тому, что катастрофически не хватало книг по Северу. Впрочем, и сейчас, спустя двенадцать лет после выхода нашей первой книжки, литературы по этой теме не особо и прибавилось.

Удивительное дело: несмотря на то, что Россия - северная страна, что две трети её территории занимает вечная мерзлота, по-прежнему большинство населения поворачивает голову в направлении запада и тёплого Гольфстрима.

А где же, извините, самоидентификация, локализация «здесь и сейчас», а не «когда-нибудь потом и в другом месте»?

С.С.: Ещё один немаловажный фактор - большое количество исторических документов, архивов, фотографий вывозится с нашей территории вместе с жителями, которые, как под гипнозом, периодически собираются в стаи и уезжают на «материк», выйдя на пенсию, в ожидании какой-то лучшей доли…

При этом, прожив здесь, на Севере, практически всю жизнь, адаптировавшись к нему, люди начинают привыкать к жизни в новых и природных, и социальных условиях в не самом лучшем для акклиматизации возрасте.

Мы постепенно стали заниматься не только издательским делом, но и исследованиями, краеведением в широком смысле этого слова, постепенно эта наша деятельность переросла в экспедиционную…

 

- Может быть, не столь необходима тщательная исследовательская деятельность на территории, которая считается неблагоприятной для жизни, и всё равно рано или поздно люди будут уезжать отсюда? Кому тогда нужна эта локальная история?

Л.С.: Вопрос очень спорный - насчёт неблагоприятности. Разве тропики Индии или пустыни Средней Азии более благоприятны для жизни? Однако никому в голову не приходит переселять оттуда людей. Никогда не заходит речь и о переселении долган или нганасан в более благоприятные районы края…

Вы, наверное, сами чувствуете, насколько дико это звучит. Уверяю вас, такими же нелепыми кажутся нам разглагольствования о том, что нам, норильчанам, а особенно коренным, после выхода на пенсию необходимо уезжать, например, в Краснодарский край. Почему это должно быть благоприятно? Я 25-то градусов жары плохо переношу, а там каждый год за +40!

С.С.: Вообще, надо сказать, что мы, пожалуй, первое поколение северян, этнически не угро-финны и не палеоазиаты, которое, будучи коренным, вдруг осознало, что никуда уезжать не должно.

Север - это наша Родина, и нам некуда отсюда стремиться. А климат для нас, рождённых здесь, чья биохимия - плоть и кровь северной природы, вовсе не является неблагоприятным. Конечно, из любого правила есть исключения. У меня, например, есть хорошая знакомая долганка, которая, вопреки всему, обожает жару и страдает от любого минуса, но ведь на то исключения и существуют, чтобы подтверждать правила.

Л.С.: Впрочем, здесь есть некоторая доля неточности. До революции 1917 года тоже существовали коренные северяне, чьи предки были поморами, русскими крестьянами, казаками, пришедшими осваивать и Сибирь, и север Сибири. Династия тех же Сотниковых тому пример: они жили на родном Таймыре из поколения в поколение, а младший из династии даже уехал в конце XIX века специально учиться горному делу в Томск, чтобы вернуться на Таймыр и продолжить дело своих предков.

Так что мифологии о неблагоприятности жизни на Севере мы обязаны, скорее, социалистическому методу хозяйствования… И то, что сейчас эта мифология почему-то до сих пор считается экономически выгодной, повинна недостаточность информации по локальной истории, по исторической реальности, которую мы и стараемся ликвидировать.

 

- Вы упомянули об исследованиях и экспедициях, которые проводите. Но ведь это совершенно не дело издательства, тем более коммерческого. Такая деятельность, надо полагать, не приносит никакой прибыли. Почему же вы этим занимаетесь, а не издаете, условно, ширпотреб?

Л.С.: Вы правы. Исследования исторические, работу в архивах, экспедиции мы проводим, как говорится, на голом энтузиазме, иногда выигрываем гранты на транспорт - ибо кроме как на катерах или вертолётах в наших краях не добраться до нужного места. Но мы занимаемся исследованиями, потому что это безумно интересно. Кто хоть раз проходил по целине, открывал, пусть маленькие, но всё же загадки и тайны, нас поймёт.

И знаете, не всё в этом мире продиктовано материальной целесообразностью, как ни пытается убедить нас в этом современный мир. А потом, что значит коммерческое издательство? Это значит ровно то, что в нашей работе нам никто не помогает - ни государство, ни какие-либо общественные фонды, мы можем рассчитывать только на себя и на свои собственные силы.

Кстати, некоммерческих издательств в нашей стране, по-моему, и не осталось. По крайней мере, ни одного государственного я не знаю…

С.С.: И занимаемся мы этой деятельностью по одной простой причине: нам самим немаловажно знать истоки нашей малой Родины, откуда есть пошла наша северная земля, каким людям мы наследуем, каким принципам и устоям… По большому счету, это и есть то основное, что делает человека полностью счастливым. За дословность фразы не ручаюсь, но кто-то из великих сказал: «Для полного счастья человека необходимо иметь славное отечество...»

 

- Будучи небольшим региональным издательством, как вы себя вписываете в мировой издательский процесс? Что вам дали встречи на прошлых ярмарках? Как к таким издательствам относятся издатели из столиц? Они не видят в вас «младшего брата»?

Л.С.: Пока вы не задали этот вопрос, я даже не задумывалась над такой проблемой. По всей видимости, её и не существует… Грибоедов известен всего одним литературным произведением, но никому и в голову не придёт называть его маленьким писателем. И это понимают все люди, работающие в сфере культуры, образования… Одним словом, все наши коллеги-издатели. Потому что книга, литературное ли, научное ли произведение, оценивается не по объёму страниц и не по тиражу или тоннажу. Количественные, материальные мерки тут ни о чем не говорят. Видимо, поэтому и нет разницы, в каком издательстве ты работаешь, - большом столичном или маленьком региональном. Всё равно всех рассудят потомки…





Новости

В регионе В России В мире
Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии