НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Марина Добровольская: «Полицейский беспредел стал более циничным»

Комментариев: Array
Просмотров: 25043

Беседовала Ирина СЕРГИЕНКО

06.12.2012 00:00

Марина Добровольская: «Полицейский беспредел стал более циничным»

Она - единственный в Красноярском крае юрист, умеющий вести профессиональные журналистские расследования и единственный журналист в регионе, который «голыми рука­ми» и практически в одиночку добился снятия председателя Красноярского краевого суда Романа Хлебникова и лишения его всех регалий за действия, порочащие судейское звание. Тогда, в 2000-м, после серии сенсационных репортажей в ее авторском телепроекте «Будни», несоответствие Хлебнико­ва занимаемой должности поддержало большинство судей Высшей квалификационной судейской коллегии России. Ее боятся в силовых структурах за категоричность, жесткость оценок, принципиальность и умение идти до конца. С ней не любят спорить оппоненты, потому как априори оказывают­ся «в луже». К ней выстраиваются очереди из тех, кто нуж­дается в поддержке и помощи. Потому что она имеет мощ­ный внутренний стержень, который не позволяет упасть и сдаться, в результате чего ей удаётся выйти победителем из самых запутанных и сложных ситуаций. Мой собесед­ник - собственный корреспондент программы Первого ка­нала «Человек и закон», тележурналист и депутат Законо­дательного Собрания Красноярского края - обладатель пер­вой премии международного конкурса «Золотой гонг» за лучшее журналистское расследование, премии Дж. Сороса за борьбу с коррупцией, лауреат многочисленных телевизи­онных премий, в том числе национальной награды «ТЭФИ», «За личное мужество» имени Галины Старовойтовой, Фон­да защиты гласности «Журналисты против коррупции», - Марина ДОБРОВОЛЬСКАЯ.

 

- Марина, тема разговора вам, как журналисту, близ­ка - это то, что происходит сейчас в силовых структурах нашего региона, да и России в целом. Вам-то уж, как ни­кому, пришлось с ними по­воевать в свое время. Чего только стоят все эти много­численные суды, через ко­торые «посчастливилось» пройти. Вы согласны, что тема полицейского произво­ла стала уж слишком акту­альной в наше время?

- Я, конечно, слежу за тем, что сейчас происходит. И рань­ше эта тема обсуждалась. Но вот в чем отличие. Сами пре­ступления теперь безумные, дерзкие, жестокие и жесткие. Беспредел полицейский стал более циничным, и он уже вы­зывает массовое отторжение. Один из недавних случаев, ког­да приехали полицейские, из­били трех человек, и за «по­страдавших» встала вся дерев­ня. Если раньше кто-то кого-то мог втихушку стукнуть, то се­годня выпады типа того, что сделал красноярский поли­цейский, который убил двух бомжей и тяжело ранил свое­го коллегу, мгновенно стано­вятся достоянием обществен­ности. Могу точно сказать, та­ких циничных преступлений на грани фола раньше не было.

 

- И это после того, как в России прошла жесткая ре­форма МВД...

- И вот я задаю вопрос: а как прошел переаттестацию этот убийца, нелюдь? Где были те психологи, психиатры рань­ше? Такое ощущение, что по­сле переаттестации остались только невменяемые. Я прихо­жу к такому выводу глядя на то, что они вытворяют. К сча­стью не все.

 

- То есть ожидаемого ре­зультата от реформы мы не получили - и это надо при­знать. Просто поменялось на­звание - милиция стала по­лицией.

- Реформу обсуждали, гово­рили: вот сейчас наденет ми­лиционер форму полицейско­го, и все изменится. И я, как и все нормальные люди, так ду­мала, что миллиарды рублей, были потрачены на аттестацию не зря - теперь уж точно пло­хих уберут, оставят хороших. А что получилось? Все нормаль­ные и большая часть здра­вых сотрудников аттестацию не прошли. Прошли угодные и удобные, которые смотрели в глаза начальству, кивали и соглашались. Так сложилась жизнь, что по окончании юр­фака мои коллеги-однокашки работали в полицейской си­стеме и, естественно, я наблю­дала за ними. И видела, как здравые мужики в пятьдесят лет были отправлены куда по­дальше, потому что у них было свое мнение, и они не желали терпеть, прикрывать, приписы­вать и так далее. Так вот пер­вые, кто оказались на обочи­не жизни после этой переатте­стации, - это они. Их порядоч­ность и опыт никому не приго­дились. Многим не дали даже до пенсии доработать. И сей­час они вынуждены идти сто­рожить автостоянки.

 

- О провалившейся рефор­ме не так давно говорил и но­вый министр МВД Владимир Колокольцев.

- Знаете, бывший министр МВД Нургалиев у меня вызы­вал страх, поскольку он делал все, что угодно, - показывал йогу-лягушку, советовал брать дубинку и бить плохих полицей­ских, лишь бы только не прини­мать кардинальных мер. Я смо­трела на этого человека и пони­мала, что он явно далек от по­лицейской реформы, и зава­лит он всё - сто процентов. Ко­локольцев пришел, когда уже деньги были потрачены, расхи­щены, раздербанены. И сама реформа уже позади. Я очень уважительно отношусь к этому человеку, у него хорошая репу­тация. Но не знаю, какие шаги он предпримет и как будет дей­ствовать. Потому что та атте­стация, что имеется, показала жуткую ситуацию.

 

- И что теперь делать?

- Что теперь делать... Если б я знала, получила бы Нобе­левскую премию. Ну, а если серьезно, думаю, что пока не пройдет чистка во всех верх­них рядах эшелона власти - ни­чего не изменится. Это и есть та самая рыба, которая гниет с головы.

 

- Министра поменяли, а его подчиненные - из прежней команды...

- Так вот пока не пройдет чистка всего верхнего звена и не придут люди действительно с чистыми руками, холодным рассудком и горячим сердцем, чуда не случится. И время от времени мы будем слышать о «майорах евсюковых».

 

- У нас таких в крае тоже хватает. Вроде обещали пе­ремены с приходом ново­го главы ГУ МВД по региону Вадима Антонова. Но прак­тически еженедельно про­скакивают сообщения о том, как наши полицейские опять что-то натворили. Может, по­ставленный руководитель делает что-то не так, как ду­маете?

- Я бы не сводила все к одно­му Антонову. Мне довелось с ним общаться. Мы не нашли понимания друг у друга. Это не мой человек. Говорю так пото­му, что мы долго разговарива­ли, но ушли, думаю, недоволь­ные друг другом. Мы совершен­но разные «песни поем». И тем не менее, я не могу все свести до уровня Антонова. Потому что в принципе чудес на све­те не бывает. Система разру­шалась, начиная с 90-х годов, а ничего нового не создано. И Антонов, будь он семи пядей во лбу, ничего не изменит. Не бы- вает так, что страна загибает­ся, а полицейские хорошие. По­лиция - отражение той жизни, которая нас окружает.

 

- Да уж, все закономерно. И то, что сейчас происходит в полицейской системе края - миниатюра общей ситуации в стране...

- Пока не произойдут про­цессы, которые изменят всю систему силовых структур из­нутри, ничего не улучшится. Вы что думаете, в других ве­домствах иначе? Когда мой знакомый приходит и говорит, кого он «крышует», я так пони­маю, что работа для него - это «хлебная карточка». Просто мы меньше знаем о той структу­ре в силу ее засекреченности и закрытости. А полиция - это те, с кем мы сталкиваемся каж­дый день. Поэтому их виднее. А качественные изменения мы ощутим не скоро. Это прои­зойдет не за год-два. Наши с вами дети еще вряд ли смогут жить в нормально отлаженной системе.

 

- Ну просто какой-то пес­симизм, Марина Ивановна...

- Ира, я так говорю, пото­му что считаю: можно перело­мать, пересадить, но в голову сразу нормальные мысли не вставишь. Идиота человеком не сделаешь. Понимаете? И на это уйдут годы. Мы живем в са­мые смутные времена.

 

- Одним из страшнейших пожеланий в Древнем Китае была фраза «Чтоб ты жил в интересные времена!»...

- Да, и не дай Господь в та­кие времена жить! Разрушив все, мы ничего не создали. А то, что было, вырвали с корнем.

 

- Остается ждать и тер­петь?

- Каждый из нас, находясь на своем месте и видя все проис­ходящее, не должен молчать, руководствуясь принципом: вот сейчас я заявлю, и меня будут таскать. Когда каждый в от­дельности будет бить в набат, и эта точка общего звучания станет критической - вот тог­да мы будем услышаны.

 

- Марина, а в набат это как - выходить на митинги и пи­кеты?

- Говоря «бить в набат», я имею в виду, что каждый чело­век не должен молчать, когда у него на глазах полицейский со­вершает преступление, и ду­мать в первую очередь о сво­ем благополучии; когда надо идти свидетелем или выска­зать свою гражданскую пози­цию. Вы думаете, мне не угро­жали убийством? Мне не было страшно, когда у меня на руках был маленький ребенок? Но я не могла поступить иначе.

 

- ... и результат?

- Снятые прокуроры и су­дьи. Были возбуждены уголов­ные дела в отношении негодя­ев, вину которых удалось дока­зать. И которые сегодня отбы­вают наказание. Если у каж­дого будет позиция жить, а не выживать и не отсиживаться в стороне, все изменится. А что ты сделал, когда увидел поли­цейский беспредел и прошел мимо? Когда увидел и спря­тал глаза? Мне говорят: «А нас пугают». Нас еще не уда­рили, только руку занесли над нами, а мы уже опорожнились от страха! Страх человека, равнодушие к тому, что проис­ходит вокруг, порождает без­наказанность некоторых поли­цейских. Когда страх выбьет­ся из нас, тогда больше поряд­ка и будет. Когда полицейский будет уверен, что он не запу­гает меня, я пойду до конца и добьюсь, что он будет наказан за преступление. А пока мы боимся и молчим, мы готовы пройти мимо любого престу­пления, даже когда это касает­ся близких. Я ненавижу такую позицию людей, которые ноют втихушку и оглядываются - не услышал ли их кто.

 

- Да уж, ваш пример, бес­спорно, самый показатель­ный. Честь вам и хвала, что не сдаетесь и продолжаете бороться.

- Я прошла многочисленные суды и могу сказать: когда че­ловека обидели, 99,9 процен­тов успеха дела зависит от самого пострадавшего и его окружения. У меня были про­граммы о людях, которые де­сять лет выжидали и добива­лись правды. А есть такие, кому я на первоначальной стадии го­ворю: давайте идти дальше, а мне отвечают: вот меня выпу­стили, я устал, ничего не хочу. И человек сходит с дистанции. Таких, к сожалению, большин­ство. Я могу пойти с тем, кто чувствует свою правоту, свое желание, и я вижу, что он пой­дет до конца.

- Это позиция чисто жур­налистская. А как депутату Закобрания края Марине До­бровольской по каким делам приходится работать? Ведь вы еще являетесь замести­телем председателя краевой парламентской комиссии по соблюдению законности и правопорядка.

- Сейчас так сразу и не ска­жу, сколько именно дел после моего вмешательства было пересмотрено или отменено. Но по каждому я досконально разбираюсь. Обычно это та­кие дела, как арест при несу­щественном или недоказан­ном преступлении,когда люди сидят годами, месяцами, а им никто не предъявляет обвине­ние. И они не понимают, за что сидят. Как было по одному жур­налисту, которого обвиняли в педофилии. Уже и не помню, сколько я делала по нему за­просов, потому что видела-до­казательств его вины нет. По­том еще вопросы об избиени­ях, о подброшенных наркоти­ках - да много дел. Но сразу хочу сказать, что мое вмеша­тельство ограничено рамками закона. До того, пока дело не передали в суд, я могу, как де­путат, вмешиваться, слать за­просы, что я и делаю постоян­но. Но как только дело уходит в суд, мои полномочия, увы, за­канчиваются. Судебная власть настолько самостоятельна, что любое вмешательство даже в виде запроса трактуется как вмешательство в судебную де­ятельность и грозит мне как де­путату уголовным делом.

 

- Ничего себе!

- Да, это так. И в принципе это правильно. Если мы гово­рим, конечно, о справедливом суде. Трактовать закон - хо­рош он или плох - я не могу. Как законопослушный че­ловек, я обязана его выпол­нять. Что могу делать в каче­стве законодательных иници­атив - вношу.

 

- Но порой наши справед­ливые суды выносят далеко не справедливые решения. У нас, например, в Железногорске суд, прокуратура и следственный отдел Главно­го следственного управления СК находятся в одном зда­нии. И уж наверняка совету­ются, вмешиваясь в деятель­ность друг друга...

- Ира, все они и есть сило­вые структуры. И они всегда у нас идут вместе. И этому не надо удивляться. Другой во­прос, что сегодня у нас Гене­ральная прокуратура недолю­бливает Следственный коми­тет, но это не значит, что если будет опасность, они не объ­единятся против общего вра­га - против человека, понима­ете? Местечковые распри идут сейчас. Одних прокуроров по­садили, а других отбивают. И смотреть на это тошно! Пока не будет политической воли наве­сти порядок в стране, останет­ся все, как есть.





Новости

В регионе В России В мире
  • На городском озере в Железногорске состоится «ледовое побоище»

    19.02.2021

    Это не «автомобильные гонки на выживание», но до завершения соревнований по зимнему любительскому автокроссу «доезжают» не все автомобили.

  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии