НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

На другом берегу океана

Комментариев: Array
Просмотров: 18053

По материалам конференции «Декомиссия­2017», Санкт-Петербург, октябрь 2017 г., подготовила Т.А. Девятова

23.11.2017 00:00

На другом берегу океана

На сегодня, на планете нет ни одной атомной станции, которая выведена из эксплуатации до состояния, при котором она перестала бы создавать какие-либо проблемы. Во всём мире люди ищут механизмы принятия таких решений, которые отвечают интересам всего общества, а не только узкого круга каких-то корпораций. Временами кому-то может казаться, что трава на другом берегу зеленее, или как антитеза – мы сами с усами. Но есть крылатое выражение: всё познаётся в сравнении. У нас сегодня есть отличная возможность сравнить, как с похожими проблемами пытаются справляться в стране, имеющей в этом вопросе много общего с Россией.

 

В начале октября в Санкт-Петербурге прошла международная конференция, организованная сетью неправительственных организаций «Декомиссия». На этой конференции, в том числе, присутствовали представители из Соединённых Штатов (бывший генеральный директор атомной станции «Мэн Янки» и общественный активист штата Мэн), которые на примере конкретной АЭС показали, как те же проблемы, перед которыми стоит наша страна, решаются в США. Мы предлагаем вниманию читателей выдержку из выступления Раймонда Шадиса – эксперта Общественного совета штата Мэн, представителя негосударственного общественного объединения «Друзья побережья». В том числе, благодаря этому человеку, властям штата и владельцам атомной станции удалось прийти к компромиссу и найти наиболее приемлемое решение по выводу атомной станции «Мэн Янки» из эксплуатации.

 

Атомщики совершают ошибки

– 28 марта 1979 года на АЭС «Три­Майл­Айленд» в Пенсильвании (США) произошла авария. Никакой информации не было, связь прервалась. Отсутствовала связь между Национальным регулятором (NRС) и оператором АЭС. Масштаб аварии был неизвестен, никто не знал, что конкретно произошло. Хотели даже срочно эвакуировать население. На звонок регулятору некий функционер совершенно спокойным голосом ответил, что на каждой атомной станции есть библиотека, где представлена вся документация о работе всех АЭС страны. Местная группа активистов запросили эту документацию. Мы получили данные о работе всех АЭС США, самый большой архив, поступивший в частные руки. Изучив этот архив, мы поняли, что на АЭС совершаются ошибки, в том числе, и на «Мэн Янки». Неоднократно происходили утечки радиоактивных материалов, причём по довольно банальным причинам. Я стал сомневаться в квалификации технического персонала станции. И понял, что самому надо разбираться с происходящими при работе станции процессами. С 1979 года, я изучаю информацию по атомной тематике, и за это время накопил знаний больше, чем до получения университетского диплома. Так я стал экспертом в области эксплуатации АЭС и законодательства в сфере атомной энергетики. В качестве общественного эксперта, меня приглашали в десять штатов, где проходили судебные разбирательства, особенно в штате Вермонт на АЭС «Вермонт Янки».

 

Мы и они

Недалеко от АЭС «Вермонт Янки» был установлен щит с надписью: «Это территория АЭС. Несанкционированный вход на площадку будет рассматриваться, как угроза безопасности объекту и его сотрудникам. Персонал, отвечающий за безопасность, уполномочен применить силу для того, чтобы обеспечить безопасность объекта и его сотрудников». Этот текст является своеобразным индикатором, отражающим менталитет персонала АЭС: «Мы – сотрудники станции, и они – те, кто находится за её пределами». Данная установка зародилась при создании первых АЭС в США. АЭС – это не просто предприятие по производству энергии. Это приоритетное направление развития энергетики, которое поддерживает руководство США. Это положение закреплено законодательно. И использование ядерных материалов должно регулироваться исключительно федеральным правительством. Правительствам штатов никакой роли в регулировании деятельности объектов, использующих ядерную энергию, не отводилось. Таково было постановление Верховного суда США. Это означает, что и сообщество не играет никакой роли в осуществлении контроля над этой деятельностью, не говоря уже о возможности индивидуального контроля со стороны граждан. Единственным исключением было то, что федеральный ядерный регулятор до того, как был принят свод правил, не наложил ограничения на возможность участия публики в общественных слушаниях. Но, в отличие от судебных слушаний, проводимых по жёстко установленным правилам (принесением присяги, проверки достоверности показаний), эффективное участие в общественных слушаниях не имеет никаких шансов. В таких слушаниях не даются никакие указания, никто не приносит присягу, обещая говорить только правду. Слушания закончились, двери закрылись – и всё забыли.

 

Кто владеет терминологией – тот победит в споре

Если мы хотим быть кем-то понятыми, надо научиться говорить на языке тех, с кем разговариваешь. Операторы ядерных объектов должны понимать язык местного сообщества. И наоборот – местное сообщество должно заниматься самообразованием, чтобы понимать технические термины атомщиков. Например, исследуя результаты анализов образцов илов, взятых на территории «Мэн Янки» во время отлива, мы изучали возможности устранения радиоактивных загрязнений. И хотя формально всё было в пределах нормы – хотелось быть уверенными, что ничего не грозит нам в будущем. Возможно, сегодняшние стандарты будут отличаться от завтрашних. За 60 лет, с момента зарождения атомной промышленности до сегодняшних дней, допустимый уровень радиации значительно понизился. В 1920-х годах уровень допустимого облучения находился на отметке 600 мЗв/год. До второй мировой войны этот стандарт был сокращен до 30 мЗв/год. В 1950-е и 1960-е годы этот уровень снижался. В 1996 году составлял уже 20 мЗв/год.   Но после теракта в сентябре 2011 года правительственные органы обеспокоились возможностью завладения ядерными материалами террористами. Представители NRС говорили об издержках, которые потребуются для зачистки, дезактивации территории в случае такого потенциального воздействия. В гораздо меньшей степени обсуждалась возможность потенциальных ошибок самих АЭС, утечек радиации. Потребовалось вернуться к стандартам, существовавшим до второй мировой войны. Население убеждали, что ничего страшного в этом нет, если только не взорвётся атомная бомба. Но мы, активисты, не можем полагаться на нынешние мнения учёных. Нам нужно добиваться как можно более низкого стандарта очистки от радиации.

 

Необходимо учитывать интересы всех сторон

В итоге, с руководством АЭС «Мэн Янки» мы достигли договорённости. Как это получилось? Не забывайте высказывание Далай-Ламы: «Если вы думаете, что голос одного маленького простого человека не может ни на что повлиять, попробуйте заснуть в комнате, где летает один комар». Я зачастую ощущал себя таким «комаром». Очень часто мой голос был единственным. С самого начала для себя надо решить, будете ли вы защитником окружающей среды, будете ли настойчивы в этом стремлении и не измените ли свою позицию со временем. При диалоге с атомщиками очень важен уровень доверия – доверяют ли активисты представителям атомной отрасли. Много шумных людей в штате Мэн кричали о том, что при разборке АЭС будут происходить выбросы плутония. Но директор АЭС Майкл Мейснер убеждал нас, что очень важно, как можно быстрее осуществить вывод из эксплуатации, назвав причины для этого: издержки на затраты, долгосрочную ответственность. При отложенном выводе, когда прекращается эксплуатация станции, многое приходит в разрушение. Например, на АЭС Indian Point в штате Нью-Йорк один блок вывели из эксплуатации. Состояние, в котором он находится, называется «безопасным хранением». Не хватило денег на немедленный вывод из эксплуатации и приходится постоянно повторять одни и те же работы, но в гораздо худших условиях. Лучше сразу заняться декомиссией и завершить этот процесс.

 

Активная общественность – это жизненная необходимость

Среди наших активистов были специалисты-радиологи, медики, строители, экологи. При выводе «Мэн Янки» из эксплуатации, мы более семи лет вели совместную деятельность с оператором станции – встречались, обсуждали, посещали другие АЭС. Участвовали в конференции по декомиссии (которую спонсировало Американское ядерное общество), в конференции по высокоактивным отходам в штате Невада. Провели семинар в Университете штата, посвящённый протоколам измерений уровня загрязнённости территории. Половина нашей группы активистов там училась. Без этого обучения вряд ли удалось бы добиться столь эффективных результатов переговоров по всем соглашениям. На приобретённых 80 гектарах земли бывшей территории АЭС был создан экологический лагерь с Центром диалога в сфере защиты среды обитания. Там проводились совещания и встречи заинтересованных сторон. Сейчас это общественная зона отдыха, заповедник. К сотрудничеству могут привести общие цели. Мы вместе с атомщиками шли к единой цели, и поэтому на нашем пути было мало препятствий.

 

Справка:

Раймонд Шадис вместе с семьёй переехал в штат Мэн в 1970 году. Он организовал ферму по выращиванию продуктов без использования какой-либо химии. АЭС «Мэн Янки» (Maine Yankee Nuclear Power Plant) – самая крупная АЭС на территории США ещё только строилась. «Мэн Янки» расположена на полуострове Бейли в Вискассете в округе Линкольн штата Мэн на побережье Атлантического океана. Раймонд Шадис возглавлял два референдума в штате Мэн, на которых обсуждался вопрос закрывать АЭС или нет.

 

На фото: Генеральный директор АЭС «Мэн Янки» Майкл Мейснер и общественный активист штата Мэн Раймонд Шадис.





Новости

В регионе В России В мире
  • На городском озере в Железногорске состоится «ледовое побоище»

    19.02.2021

    Это не «автомобильные гонки на выживание», но до завершения соревнований по зимнему любительскому автокроссу «доезжают» не все автомобили.

  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

ресторе отзывы Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии